2009: по каналам Франции, день: 31..33

22 МАЯ 2009, ПЯТНИЦА

Проснулись мы в 6 утра, так как хотели пройти за день как можно больше. Австралийцы вчера сказали нам, что они будут спать часов до 8. Но у них это не получилось. Вчера вечером одна баржа, пройдя шлюз, остановилась на ночевку рядом с нами. Утром она начала прогревать свои двигатели и облака вонючего дыма из выхлопной трубы повалили австралийцам прямо в кокпит. Не удивительно, что они проснулись и выскочили на палубу, спасаясь от этой газовой атаки.

Наконец, баржа ушла, а мы стали ждать, когда нам откроют шлюз. Но пароходы шли только вверх по реке, а в нужном нам направлении не было никого. Я вызвал шлюз по рации, на 22 канале. Мне ответили что-то по-французски, я понял, что, вроде, через 5 минут шлюз откроют. Но прошло 15 минут – никакого движения. Потом австралиец тоже поговорил со шлюзом по радио и сообщил мне, что скоро будет пароход, и мы с ним войдем. Действительно, скоро показался пароход, идущий вниз по реке. Мы обрадовались, и запустили двигатели. Пароход зашел в шлюз, и мы радостно двинулись вслед за ним. Но неожиданно на светофоре зажглись два красных огня. Это означало, что вход нам категорически запрещен. Ворота шлюза начали закрываться, а мы вернулись на стоянку. Фальш-старт. Мы принялись опять ждать.

Небо с утра обещало хорошую погоду. Облаков почти не было, ветер был слабый и дул в попутном направлении. Навтекс за ночь принял кучу сообщений из Алжира, Хорватии, Нидерландов и даже из Норвегии. Я перепрограммировал Навтекс, чтобы он не принимал сообщения от далеких станций. Собственно, мне нужна была только станция в Тулоне (под индексом W). От неё было несколько сообщений, в том числе метеорологический прогноз на этот день. Прогноз обещал попутные ветра, от 2 до 4 баллов по шкале Бофорта. Прогноз оправдался – день был жаркий, и маловетренный. Мой навтекс принимает сообщения, в целом, хорошо. Только сообщения далеких станций пестрят звездочками, обозначающими ошибки, возникшие при передаче. Близкие станции принимаются практически без ошибок. Так что то, что в Дувре мой Навтекс ловил плохо, видимо, объясняется просто особенностями локальной топографии. Сейчас все нормально.

Лишь через 3 часа ожидания, в 9 часов, нас отшлюзовали. Причем запустили в шлюз одних, без большого парохода. Шлюз назывался Sablons, высота его – 14 метров.

Выйдя из шлюза, вскоре мы миновали деревню Andante. Вчера я хотел дойти до неё, чтобы встать на стоянку, но передумал, потому что, рассмотрев карту, решил, что стоянка там будет некомфортна. Сейчас, увидев эту стоянку, я убедился, что был прав. Там был просто понтон на левом берегу реки, ничем не защищенный. Волны, которые шли вчера по реке, трепали бы нашу лодку всю ночь. Правильно мы сделали, что остановились перед шлюзом, в укрытии.

Австралийцы после шлюза ушли вперед. Но мы нагнали их на втором шлюзе, который был через 20 километров. Они стояли там, пришвартовавшись к понтону, и ждали, пока шлюз откроется. Через полчаса нас запустили в шлюз. Шлюз назывался Gervans, высота – 11 метров.

Солнце жарило все сильнее и сильнее. Мы оделись в купальные костюмы – первый раз за это лето. Я рулил в одних плавках. Было по-настоящему жарко. Тиковые доски палубы обжигали ноги. В обед наши австралийцы, которые шли впереди нас, решили остановиться. Они свернули направо, и встали на стоянку, помахав нам ручкой. Мы им позавидовали: им не нужно торопиться, они могут путешествовать не спеша. А мы пошли дальше.

К 2 часам дня прошли третий шлюз, Bourg-les-Valence, 11 метров. При подходе к шлюзу мы увидели, что на нем зажгли красный и зеленый огни. Но решили, что это не для нас, и привычно пришвартовались к понтону, настроившись на долгое ожидание. Чтобы размять ноги, пошли прогуляться на берег, и увидели в воде, у берега, трех гигантских рыб – по полметра длиной, толстущие. Мы засмотрелись на этих рыб и не заметили, что на шлюзе зажегся зеленый сигнал. И тут из динамика, стоящего на понтоне, рядом с нашей яхтой, голос что-то сказал нам по-французски. Мы поняли, что нас приглашают зайти в шлюз. Шлюз открыли специально для нас и отшлюзовали в одиночку.

После шлюза прошли город Valence. Этот город нас не впечатлил. Другие города, встречающиеся нам на Роне, радовали своим колоритом, а этот был какой-то безликий, монотонный.

Затем мы прошли еще 2 шлюза – Beauchastel и Logis-Neuf. В последнем шлюзе случился казус: нас уже отшлюзовали, ворота давно открылись, но на светофоре почему-то горел красный огонь. Мы минут пять ждали, пока зажгут зеленый, но так и не дождались. Решили, что у них, наверное, что-то там сломалось, и осторожно пошли вперед. Шлюзовщик видел нас, но не сделал нам никаких знаков. Так мы так и вышли под красный свет светофора. А выйдя из шлюза, увидели баржу, которая тоже пошла в шлюз, не дождавшись зеленого сигнала – на светофоре горели красный и зеленый огни. Видимо, на этом шлюзе действительно что-то не в порядке с огнями.

Последний шлюз на нашем сегодняшнем пути назывался Chateaneuf. После него был город Viviers, где мы собирались ночевать. Шлюзы работают до 9 вечера, и мы не знали, успеем ли мы пройти этот шлюз, но не волновались. Если не успеем, заночуем перед шлюзом, у понтона для яхт. Нам, в общем-то, этот вариант даже казался предпочтительнее. Что-то перестали нас привлекать города, особенно после Лиона. Города – это люди, а люди – это суета, и лишние хлопоты.

К последнему шлюзу мы подошли в 20-15. И сразу же на нем для нас зажгли красный и зеленый огни на светофоре. Это означало, что шлюз начали наполнять водой и скоро ворота откроются. Мы медленно двигались к шлюзу, в основном, за счет течения, иногда включая двигатель, чтобы сохранить управляемость. Минут через 15 ворота шлюза открылись, и мы зашли в шлюз. Шлюзование прошло нормально, как обычно. Шлюз был огромным. Высота его была метров 18. Забавно, что стенки его наверху были покрашены розовой краской. Мы прозвали этот шлюз «гламурным». Шлюзовали нас одних, никого больше не было. Такую огромную махину привели в движение только ради нас – это впечатляло.

Когда мы вышли из шлюза, солнце уже село. До города Viviers было 2 километра. Мы быстро дошли до развилки, где канал, на котором был шлюз, выходил в основное русло реки, и там мы повернули направо, чтобы подняться немного вверх по течению реки. Там и был город Viviers. Мы увидели причалы, возле которых стояло несколько катеров. Книжка сообщала, что гавань эта подвержена заиливанию, поэтому глубины могут быть малыми. Поэтому мы осторожно подошли к причалам, опасаясь сесть на мель, но опасения были напрасными – глубина была 2,5 метра.

Причалы оказались неудобными, высокими. Их верхний край находился на уровне наших лееров. Кранцам не на что было опираться, поэтому мы растянули лодку на веревках, пустив четыре веревки в разные стороны, чтобы лодка висела в них, как в паутине. Здесь нашлось электричество и мусорные баки. В общем, достаточно цивилизованная стоянка. Но ни туалета, ни воды нет.

Координаты: N 44-29,128’ E 004-41,647’ Пройдено: 57,1 мили (наш абсолютный рекорд! больше мы за день никогда не проходили), и 6 шлюзов.

23 МАЯ 2009, СУББОТА

Поскольку вчера мы встали рано и сделали большой переход, мы хотели отоспаться. Но без пятнадцати минут девять в борт лодки постучали. Пришел хаба-мастер и взял с нас за постой 13€. Мы потом прочитали его график работы на дверях капитанерии: с 8-30 до 10 и с 17-30 до 20-30. То есть человек приходит два раза в день собирать деньги. За такую же стоянку на севере Франции (электричество, вода, мусорка, туалета и душа - нет) с нас брали 3€. А здесь – 13€. Да, чем дальше на юг – тем дороже. Перспектива нерадостная.

Позавтракав, мы занялись делами. Мне нужно было снять деньги с карточки и купить топлива. Первую задачу удалось решить при помощи дружелюбного француза, который, узнав, что мы – русские, отвез меня на машине к банкомату и привез обратно. При этом он всю дорогу о чем-то болтал со мной по-французски, не смущаясь тем, что я ни слова не понимаю. Южные французы отличаются от северных. Здесь они гораздо темпераментнее и напоминают итальянцев. Топлива купить мне не удалось. Я собрал велосипед и поехал в город. Ездил полчаса, по горкам, но заправки, обозначенной на плане городе, висящем в гавани, так и не нашел. Устал, взмок и решил, что Бог с ней, с заправкой. Топливо у меня пока есть, куплю в другом месте.

Пока я ездил, моя Милая набрала воды в бак. В этой марине какие-то странные краны, чтобы отвернуть их, нужен специальный ключ. У нас такого ключа не было, а капитанерия, где его можно было взять, была закрыта. Нас выручил все тот же дружелюбный француз с соседнего катера. А другой француз, узнав, что мы русские, обратился к нам с приветствием: «Товарищ!» и очень обрадовался, когда мы его поняли.

В 11 часов, наконец, стартовали. Надеялись пройти за день километров 100 и дойти до города Arles, но прошли намного меньше – из-за того, что пришлось долго стоять на шлюзах. Погода была хорошая. Небо было покрыто тонким слоем облаков, и через них светило солнце – сильно, но не жарко. Вначале дул встречный ветер, и мы опасались, что он опять разгонит неприятную волну, но обошлось.

В 2 часа дня прошли первый шлюз – Bollene. Это самый высокий шлюз на реке Рона – 22 метра. Нас шлюзовали в нем в одиночестве. Каждый раз, глядя на эти огромные створки и высокие стенки, я изумляюсь могуществу человека. Какие все-таки удивительные вещи он может делать! Например, такие вот огромные шлюзы и тоннели в горах, по которым течет река.

На втором шлюзе – Caderousse – мы потеряли целый час. Я вызвал шлюз по рации, на 20 канале (шлюзы вызывают на 20 или 22 канале), и спросил, сколько нам ждать. Нам сказали: 20 минут, реально же пришлось ждать больше.

К 7 часам вечера подошли к третьему шлюзу - Avignon. При подходе на нем горел красный огонь на светофоре. Мы покрутились перед шлюзом, но огонь продолжал гореть красный и мы пришвартовались к причалу для яхт. Стали ждать. За это время моя Милая пожарила картошки, и мы поужинали. Из шлюза вышел большой пароход и ушел, а на шлюзе загорелись красный и зеленый огни, и ворота остались распахнутыми. Мы ждали минут 15, но зеленый огонь так и не загорался.

Тогда я вызвал шлюз по рации, на 22 канале. Шлюзовщик сразу же объявил нам, что он не говорит по-английски. Кое-как мы начали разговаривать, но толку не было – он не понимал, что мы хотим. Я разозлился и решил вывести лодку ему на обозрение, потому что, по-видимому, наш причал не был виден шлюзовщику из его башни и он не мог понять, с кем разговаривает. Только мы отошли от причала, как из динамика шлюза раздалась какая-то речь на французском. Я вначале решил, что нам запрещают отходить от причала, но потом голос начал говорить по-английски, и я понял, что это говорит автомат. На нескольких языках – французском, английском, немецком и итальянском – он вещал, что мы можем войти в шлюз. И огонь на шлюзе загорелся зеленый.

Отлично. Мы пошли в шлюз, а голос в динамиках все не умолкал. Теперь он предупреждал нас, что мы должны быть осторожны, что должны проверить, нет ли каких-либо препятствий для движения плавучих рымов и тому подобное. Первый раз нам попался такой разговорчивый шлюз. А когда шлюзование закончилось, шлюз пожелал нам доброго пути на разных языках. В добавление к этому, еще и шлюзовщик, собрав крохи познаний в области английского, крикнул нам в мегафон: «Bуe-bye!»

Мы вышли из шлюза и решили дальше не идти, а встать на ночевку у шлюза, на причале для яхт. Было уже половина девятого, а солнце садится в 21-08. Так что до Авиньона, до которого было еще 10 км пути, засветло мы дойти не успевали. Да и не хотелось нам идти ночевать в марину, поскольку вода у нас была, продукты тоже, а электричество, в связи с теплым временем года, нам, в общем-то, уже было не нужно. Так что платить деньги за стоянку в марине было бессмысленно. Правда, на этих причалах, у шлюзов, ночевать запрещено, но и ходить по реке в темное время суток тоже запрещено. Так что мы надеялись, что шлюзовщик нам ничего плохого не скажет.

Так и вышло. Мы пришвартовались к причалу, и через некоторое время шлюзовщик крикнул нам в мегафон: «Good night!» и помахал рукой.

Координаты: N 43-58,539’ E 004-48,940’ Пройдено 34,7 мили, и 3 шлюза.

До моря осталось 88 километров!

24 МАЯ 2009, ВОСКРЕСЕНЬЕ

Ура, товарищи! Сегодня у нас была задача дойти до моря – и мы эту задачу выполнили.

Проснулись в 6 утра, позавтракали, запустили двигатель и пошли. Первая вахта была моя (мы рулим по 2 часа), так что я встал к рулю, а Милая легла еще поспать. Она очень устает за день, и если мы рано встаем, не успевает отдохнуть. Я в такой режим, в котором мы идем, уже давно втянулся, но Милой труднее. Но зато через час, поспав, она проснулась уже другим человеком. Сменила меня за рулем, а я отправился в каюту прорабатывать наш дальнейший маршрут, по морю. Я прокладываю его в программе С-Map Planner (честно купленной за 100 фунтов), и постоянно ругаюсь. Неудобная программа! В прошлом году я пользовался программой Garmin BlueChart, так там интерфейс продуман гораздо более человечно. Но делать нечего, приходится работать с С-Мар, потому что электронные карты у меня С-Мар-овские. Представляете, на этих картах прибрежная суша и глубокое море обозначаются одинаковым цветом – белым! Какой идиот до этого додумался?! Острова часто бывает просто незаметны, потому что их цвет сливается с цветом моря. Проложишь маршрут, потом начинаешь внимательно разглядывать, и замечаешь, что проехал прямо по острову. Да… Нет у мире совершенства. Гарминовские карты плохи тем, что недостаточно подробны, а С-Мар плохи своей идиотской раскраской.

Прошли мимо города Avignon. Собственно, сам город мы не видели, он был в другом рукаве реки, за островом. Чтобы достичь его, надо было подняться от конца острова вверх по течению на 2 км. Было бы побольше времени, обязательно завернули бы туда, чтобы посмотреть этот знаменитый город. Но мы должны спешить. В 10 часов прошли последний шлюз на реке Рона – Beaucaire.

Дальше был город Arles. Симпатичный городок, как и большинство городов здесь, на юге Франции. Здесь мне надо было принимать решение: либо останавливаться на ночевку, либо идти до конца реки, до порта Port-Saint-Louis-du-Rhone (Пор-Сен-Луи-дю-Рон). От Arles до Port-Saint-Louis – 50 километров, и на этом отрезке пути нет мест, где можно остановиться (книжка утверждала это, и мы потом сами в этом убедились – действительно, негде). В Port-Saint-Louis имеется шлюз, который соединяет реку Рону и канал Canal Saint-Louis, по которому можно выйти в море. Ниже Port-Saint-Louis река не судоходна, поэтому выйти в море через устье Роны – невозможно. И этот шлюз работает только по будним дням, по расписанию. А сегодня было воскресенье, то есть пройти шлюз было невозможно. Значит, надо было где-то стоять перед ним. Но есть ли там место, где можно встать на ночевку? Внимательное изучение лоции Рода Хейкеля дало информацию, что, вроде бы, есть такие места, целых три: рыбацкая гавань города Port-Saint-Louis (но она мелкая, даже для нас, так что неизвестно было, сможем ли мы туда втиснуться), старая яхтенная верфь (мы так и не нашли её), и, наконец, обычно перед шлюзом всегда есть место, где можно постоять, ожидая открытия шлюза (там мы и встали, в итоге). Если бы город Arles был поближе к устью Роны, то мы бы остановились в нем, но 50 километров – это слишком много. Пришлось бы на следующий день проходить это расстояние, и, фактически, день был бы потерян, так как вряд ли мы бы успели сделать что-нибудь еще в этот день. Поэтому, взвесив всё, я решил идти до конца. В крайнем случае, решил я, встанем где-нибудь на якоре.

Мы прошли половину оставшегося пути, когда погода начала портиться. До этого был жаркий, солнечный день, с безоблачным небом. Все осталось тем же самым – безоблачное небо, и сияющее солнце, но с юга начал дуть встречный ветер, который всё крепчал и крепчал. Поскольку ветер дул против течения, а течение в Роне сильное, то вскоре начали появляться волны. Вся поверхность реки покрылась белыми барашками. Волны были невысокие, но крутые и злые. Лодка врезалась в них, поднимая облако брызг, которые окатывали рулевого. Была моя очередь нести вахту, я одел непромоканец на голое тело, и сел у руля. Милая ушла вниз, читать книгу и делать вид, что ничего не происходит. А я вел лодку и напряженно осматривался, пытаясь отыскать место, куда можно будет вернуться, если перед шлюзом не окажется места, где можно будет встать.

Через час такой скачки по волнам, мы дошли, наконец-то, до города Port-Saint-Louis-du-Rhone. Вскоре увидели рыбацкую гавань. Вход в неё расположен на левом берегу и плохо заметен. Мы решили, что попробуем войти сюда, если не найдем место, где можно постоять перед шлюзом. Потом мы заметили еще причальные стенки, у которых стояли большие корабли. Там было место, где могли бы встать и мы, но стоять у этой стенки было бы плохо – нас бы колотило об неё. Наконец, мы дошли до шлюза и с облегчением увидели несколько яхт, стоящих у стенки рядом с ним. Я повернул лодку влево и дальше мне предстояло решить трудную задачу: там стояло два столба, вбитые в речное дно, окрашенных так: низ – черный, верх – желтый. Если это кардинальные буи, то обходить их надо с юга. Но какой еще юг, если я иду на север??? Мне надо было обходить их или с востока, или запада. Я решил обходить с востока (то есть справа от буев). Но при подходе глубина стала быстро падать, и я понял, что ошибся. Я успел повернуть влево и прошел слева от буев. Там глубина была нормальная. Ни на карте, ни к лоции не было никакой информации об этих столбах.

Ближе к шлюзу волнение стало не таким сильным, но все равно лодку качало прилично. Я нацелился в свободное место у стенки, как вдруг появился какой-то старик и, махая руками, стал показывать мне на другое место. Видимо, там, куда я шел, было слишком мелко для моей лодки. Наверное, он был прав, потому что в том месте стояли одни катера. Я послушался старика и повернул. Сделав круг, пошел на второй заход. На этот раз рядом со стариком появился еще молодой парень. Я повел лодку к другому месту, но они опять начали махать руками и показывать на другое место. Я опять повернул лодку и, развернувшись, пошел на третий заход. На этот раз никто руками уже не махал, они приготовились принять швартовы от моей Милой.

Это была самая сложная швартовка из тех, что мне приходилось делать. Волна, и течение, и ветер, и расстояние между двумя лодками, куда мне надо было встать, было не немного больше длины моей лодки. Я подвел лодку носом к причалу, но Милая не успела бросить конец – он запутался. Лодку начало сносить, я повернул руль и увидел, что мы можем пришвартоваться к лодке, стоящей впереди. Что мы и сделали, а затем перетянули лодку под стенку. Там было мелко – лодка задевала килем грунт, когда проваливалась на волне. Но лоция говорила, что тут мягкий грунт, ил, так что это было не опасно. Хорошо, что у меня осадка всего лишь 1,3 метра. Была бы больше – я не знаю, смог ли бы я куда-нибудь приткнуться. Плохо тут у них сделано – перед шлюзом нет оборудованного причала, где можно было бы подождать открытия шлюза, и место открытое, слабо защищенное от волны. Но, слава Богу, мы все-таки дошли до Port-Saint-Louis и встали перед шлюзом. Теперь надо было ждать утра, чтобы пройти шлюз и идти в марину, чтобы заняться там постановкой мачты.

Было всего лишь 3 часа дня, когда мы пришвартовались перед шлюзом. Надо сказать, что это удобно: вставать рано. Успеваешь за день сделать много и, когда приходишь, еще имеешь в запасе приличный кусок светлого времени. Да и устаешь, в общем-то, меньше, чем когда просыпаешься поздно.

Мы решили сходить в город. Нам нужно было купить продуктов и топлива, но сегодня было воскресенье, так что мы не надеялись найти работающий магазин. Так оно и вышло. Мы нашли заправку и супермаркет, но они были закрыты. За шлюзом находится большой бассейн, в котором расположена марина. Мы зашли туда узнать цены. Для нашей лодки – 13€ в сутки. Но мачты они не ставят, поэтому на следующий день мы пошли не в эту марину, а в NavyService, которая распложена дальше по каналу.

Вернувшись на лодку, поужинали.

Затем я занялся техослуживанием двигателя. Заменил масло в двигателе и в коробке передач. Славный дизель! Он хорошо потрудился за этот месяц. Общее количество моточасов, потраченных на переход по Франции: 279.

Итак, мы дошли до Средиземного моря.

Движение по каналам мы начали 23 апреля, закончили – 24 мая, то есть в пути были 34 дня, причем на месте стояли только 3 дня.

Пройдено: 782 мили, 308 шлюзов, 5 тоннелей.

Затраты: продукты – 430€, топливо (и другие ГСМ) – 270€, стоянки в маринах – 65€, разрешение на проход каналами Франции – 63€, снятие мачты – 35€.

Теперь нам предстоит морская часть нашего путешествия.

Комментарии статьи(0)

Еще нет комментариев. Будьте первым!

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии Вход