2009: по каналам Франции, день: 26..30

17 МАЯ 2009, ВОСКРЕСЕНЬЕ

Утро было солнечным и радостным. Встали мы рано, но вышли лишь в 11 часов, потому что мне надо было поменять масло в двигателе.

Весь день мы бодро шли вниз по Соне, пройдя 4 шлюза. Книжка сообщала, что у шлюзов имеется обеденный перерыв, с 12 до 13-30, но, похоже, это не так – мы проходили первый шлюз, когда на часах было 12-15. Да и в самом деле – какой обеденный перерыв для автоматических шлюзов?

Сона превратилась в настоящую реку – широкую и полноводную. Судов здесь ходит мало, из них большинство – чартерные катера. Мы сейчас встречаем много стоянок, где стоят такие катера.

В середине дня прошли мимо канала Canal de la Marne a la Saone – того самого, которым собирались идти на юг, но который был закрыт и в результате мы вынуждены были идти в обход, по каналу Canal de la Marne au Rhin. Этот обходной путь занял у нас 13 дней. Если бы канал Марна-Сона не был закрыт, то мы прошли бы его, примерно, дней за 7. Таким образом, мы потеряли на этом обходном пути 5 дней.

Далее мы миновали еще 2 канала: налево отходил канал Canal du Rhone au Rhin (от Роны до Рейна), а направо – Canal de Bourgogne (Бургундский канал), по которому можно дойти до Парижа.

Миновали город Auxonne (Ооон), который знаменит тем, что здесь служил Наполеон Бонапарт (видимо, когда еще не был императором). Но мы не стали здесь останавливаться, потому что было еще рано для ночевки. День был солнечным и теплым. Плавание - легкое. Я сказал своей Милой: «Помнишь, год назад я обещал тебе комфортный яхтинг? Вот, я все-таки выполнил свое обещание!» В самом деле, за все время наших плаваний по северу Европы, хорошая солнечная погода была редкостью.

Но к концу дня начали сгущаться тучи. В пять вечера начал накрапывать мелкий дождик. Помня, что в конце дня тут нередко идет сильный дождь, мы одели непромоканцы – и вовремя. Минут через 20 вдали начали сверкать молнии, а еще через 20 минут пошел сильнейший дождь. Мы включили бортовые огни. Видимость сильно упала, сквозь стену дождя я с трудом различал пролеты моста, к которому мы шли. Я даже хотел остановиться у причала, оказавшего поблизости, и переждать дождь, но тут стена дождя стала редеть.

Мы вошли в город St-Jean-de-Losne (Сен-Жан-де-Лон) и стали искать место, где пристроиться на ночлег. Книжка обещала, что здесь будет целых 3 благоустроенные марины, но что-то мы не могли найти ни одну. Вдоль набережных стояли катера и баржи, но, во-первых, на берегах не было видно ни воды, ни электричества (а нам нужно было набрать воды, потому что наши запасы кончались), а во-вторых, там просто не было места, куда мы могли приткнуться. Да, чем дальше на юг, тем больше лодок, и тем меньше свободного места. Мы медленно прошли под мостом, миновали заправку, расположенную на барже и тут моя Милая заметила брешь в стене набережной, в которой виднелись какие-то катера. Это было недалеко от входа в канал Canal de Bourgogne. Мы пошли туда и действительно, обнаружили стоянку, битком набитую лодками. Мне даже показалось, что мы не сможем найти место, куда приткнуться, но это было ошибочное впечатление – места были, и довольно много.

Когда швартовались, с соседнего катера нам вдруг закричали: «Аттасьон!» (Осторожно!). Я вначале подумал, что они предупреждают нас о том, что тут мелко, но оказалось, что они беспокоятся за свои удочки, вывешенные с кормы катера. Похоже, французы – нация рыболовов-любителей. Нигде не встречал такого огромного количества людей, сидящих у берегов с удочками. Экипированы эти рыболовы по самые уши. Я думаю, их оборудование стоит не одну тысячу евро. Сегодня, на подходе к одному шлюзу, мы встретили несколько десятков рыбаков, сидящих вдоль берега на расстоянии 10 метров друг от друга. А в самом шлюзе какие-то мальчишки тоже ловили рыбу на спиннинг. Я боялся, что их леска ненароком намотается нам на винт, но обошлось.

Пришвартовались, подключились к электричеству, поставили тент, чтобы защититься от дождя, который продолжал лить, а затем я сходил в капитанерию, чтобы заплатить за ночлег. Как я и ожидал, никого там уже не было (ведь уже настало 6 часов вечера).

Здесь имеется настоящий яхтенный магазин. Последний раз я видел такой магазин в Кале. Надо будет зайти туда завтра, купить переходник для воды, а то мы не смогли набрать воды на последней стоянке из-за того, что там были какие-то странные краны.

Туалет и душ здесь расположены на лодке, стоящей в начале причала. Не знаю, сливается ли вода прямо в реку или в цистерну. Интернет тут имеется, но нужен пароль, который я надеюсь взять завтра у хаба-мастера, когда буду платить за ночевку.

Координаты: N 48-06,324’ E 005-15,643’ Пройдено: 33,8 мили, 4 шлюза.

18 МАЯ 2009, ПОНЕДЕЛЬНИК

Наконец-то жарко! Температура - +24 градуса.

Утром мы сходили в магазин, купили продуктов (на 120 евро). Поискали прачечную, но поблизости не нашли и махнули на это рукой. Купил в яхтенном магазине масло для трансмиссии. Переходников для воды у них не было. Набрали воды и в 12-25 вышли.

У выхода из марины имелась баржа, на которой была оборудована заправка. Мы пришвартовались туда, но на барже никого не было, и висело объявление, что с 12 до 14 у них обед. Так что мы пошли дальше.

Мы долго безмятежно шли по широкой полноводной Соне, пока не пришли к шлюзу, который почему-то не стал открываться при нашем приближении. Перед ним не висело и привычного нам шланга, потому что управлялся он человеком. Этот человек явно видел нас (ведь я же видел его силуэт в окне башни шлюза), но почему-то не торопился нас пускать. Подождав минут 10, я пришвартовал лодку перед шлюзом и стал ждать. Минут через 10 ворота шлюза начали открываться. Видимо, это произошло из-за того, что подошла вторая лодка. Полагаю, что шлюзовщики не шлюзуют маленькие лодки поодиночке – в целях уменьшения расхода воды. Эта гипотеза подтвердилась на втором шлюзе. Подойдя к шлюзу, мы увидели там катер, одиноко стоящий в шлюзе. Ворота шлюза были распахнуты, и он приветливо встретил нас зеленым огоньком. Мы вышли в шлюз, а вслед за нами вошел еще один, третий, катер. И тогда нас всех вместе отшлюзовали. Хочу заметить, что потом, когда мы вошли в Рону, нас стали пускать в шлюз и в одиночку – видимо, в Роне воды больше, чем в Соне и экономия воды уже не актуальна.

В половине пятого вечера мы прошли мимо места слияния реки Duobs (Ду) и Соны. После этого Сона стала еще полноводней. На ней появились буи: справа - красные, слева – зеленые.

Больше шлюзов в этот день не было. Мы спокойно шли по реке, под жарким солнцем и наслаждались приятным плаванием. В 7 вечера мы пришли в город Сhalon-sur-Saone (Шалон-сюр-Сон). Здесь в реку влился Центральный канал.

Войдя в город, мы стали искать место для ночевки. Набережные города были или слишком высоки, чтобы к ним можно было пришвартоваться, или на них висели знаки, что стоять тут нельзя. В одном месте мы попытались подойти к берегу, но глубина стала так быстро уменьшаться, что я не стал рисковать и повернул обратно. Книжка говорила, что тут есть марина, но она была скрыта за островом и мы увидели её только когда спустились вниз по течению. Мы пошли в марину, но с первого раза не нашли места, куда встать и, пройдя марину насквозь, вышли с другой стороны острова. Сделали круг вокруг острова и снова вошли в марину. На этот раз место было найдено и мы, наконец, встали на ночевку.

В капитанерии, конечно, никого не было. Туалеты тоже были заперты. Интернета мы не нашли. Подключились к электричеству, поужинали и легли спать.

Координаты: N 46-46,636’ E 004-51,609’ Пройдено 33,6 мили и 2 шлюза.

19 МАЯ 2009, ВТОРНИК

В марине, где мы ночевали, была заправка. Утром я пошел узнать, нельзя ли купить там топлива. Француз, который обслуживал заправку, услышав мой вопрос, покачал головой, и сказал, что топливо тут очень дорогое: 1,6€ за литр. Действительно, дорого (обычная цена: 1,04€). На мой вопрос, где же тогда купить топливо, он махнул рукой в сторону и я отправился по указанному им направлению. Нашел там, совсем рядом с мариной, огромный мега-молл, с разнообразными магазинами. Там же была и заправка. Я два раза сходил на заправку, с канистрами, и принес 40 литров. Залил полный бак и наполнил все канистры. Еще наконец-то купил масло для трансмиссии – целых 6 литров. Это масло (SAE 80W-90) я использую для заливки сальника гребного вала. Когда вал вращается, масло потихоньку вытекает, поэтому каждый день я доливаю туда миллилитров по 50. Того количества масла, что я купил, мне хватит до самой Турции (я надеюсь).

Стартовали мы в 13-10. День был очень жаркий, солнечный. У меня обгорели руки, пришлось одеть рубашку с длинными рукавами.

Через 2 часа подошли к первому шлюзу. Здесь нас нагнал большой пароход. Я был уверен, что этот огромный пароход займет весь шлюз целиком. Мы, естественно, пропустили его вперед и пришвартовались перед шлюзом, вознамерившись ждать, пока его отшлюзуют. Но на светофоре у шлюза продолжал гореть зеленый огонь и мы с удивлением увидели, как какой-то катер бодро пошлепал прямо в шлюз, вслед за пароходом. Мы тоже вошли в шлюз, и увидели, что по ширине пароход действительно занял шлюз целиком (расстояние от его бортов до стенок шлюза не превышало полметра), но длины шлюза еще вполне хватало, чтобы за кормой этого парохода нашлось место для 4 яхт.

Выйдя из шлюза, мы оказались в компании чартерных катеров, которые шли в одном с нами направлении. Я не собирался с ними тягаться в скорости, но вскоре с удивлением увидел, что мы их обгоняем. Видимо, на этих катерах стоят какие-нибудь ограничители скорости, раз мы сумели их обогнать. Или мы просто нарушали правила (мы шли со скоростью 5,5 узлов).

В половине пятого миновали город Tournus (Турню), а в шесть вечера с запада, как обычно, стали ползти тучи. Солнце скрылось за облаками, стало прохладно. До дождя, к счастью, не дошло, хотя мы приготовились – одели непромоканцы.

В семь часов вечера мы дошли до окраины города Makon (Макон). Здесь должны была быть большая марина, но вход в неё незаметен и я бы проскочил её, если бы не моя Милая. Она указала мне на протоку, уходящую от правого берега, и мы пошли туда. Действительно, там оказалась марина. Вдоль причалов стояли яхты, пришвартованные кормой к "мертвым якорям", а носом – к причалу.

Когда мы подходили к причалу, какой-то мужчина, с соседней яхты, стал нам помогать. А затем спросил нас по-английски, откуда мы. Мы ответили, что мы русские, из России. И тут он неожиданно произнес: «Я тоже говорю по-русски». Оказалось, что он – сын русской женщины и француза. Его мать уехала из России в 1917 году. Он хорошо говорит по-русски, только иногда чувствуется, что этот язык для него не родной. Одна из его дочерей тоже говорит по-русски, а вот другая не захотела изучать этот язык. Его зовут Константин. Его лодка – 12,5-метровый кэч – стояла рядом с нашей. Он рассказал, что три года назад пришел сюда, чтобы поменять двигатель и в июне собирается уходить отсюда. Он хочет идти в новое кругосветное путешествие. Вначале пойдет на Карибы, а оттуда, через Панамский канал, на Гавайские острова, а затем – на Аляску. Я спросил его, не хочет ли он зайти в Петропавловск-Камчатский. Он сказал, что нет, лучше пойдет в Канаду. Он уже 40 лет занимается яхтингом, и совершил кругосветное путешествие: Средиземка, Красное море, затем – восточный берег Африки, мыс Доброй Надежды, Атлантика, Бразилия, Карибы, Тихий океан… И так далее. Он не очень много рассказывал о себе. Этим он сильно отличался от наших яхтсменов. Вообще, чем больше я общаюсь с европейцами, тем больше ощущаю разницу между ними и нами. Мы, русские, все-таки довольно дикий народ, как ни печально это сознавать. Мы любим понты и бахвальство, любим кураж и прочие шумные проявления национального характера. Европейцы – скромнее, и серьезнее. Они спокойно делают свое дело, не дают советов (если их не спрашивают), вежливы и всегда готовы помочь. Нам, русским, надо учиться у европейцев, перенимать у них культуру общения.

В марине с нас взяли за стоянку 10 евро. Дали ключ от туалета и душа (который мы должны были вернуть на следующее утро). К электричеству нас, правда, не подключили (может, забыли). Ящики с электричеством были заперты на замок.

Координаты: N 46-19,373’ E 004-50,799’ Пройдено 32,1 мили, 1 шлюз.

Надеемся на следующий день дойти до Лиона.

20 МАЯ 2009, СРЕДА

Утро было чудесное. Яркое солнышко светило с синего неба. Мы позавтракали, сходили в душ, затем я разыскал хаба-мастера и отдал ему ключ. В половине десятого запустили двигатель, и пошли.

Через 10 часов, в половине восьмого вечера встали на ночевку в городе Лионе. Путь прошел легко и гладко, даже не о чем рассказать. Вот удивительно: когда в жизни трудности, что-то не ладится, об этом можно рассказывать долго, живописно, а когда все хорошо – даже и рассказать нечего. Сегодня был как раз такой день – когда все хорошо. Только к вечеру случилось кое-что… но об этом позже.

Мы шли целый день, миновали два шлюза. Оба раза нам приходилось ждать перед шлюзами, пока подойдет какой-нибудь большой пароход, и шлюзоваться вместе с ним. Миновали два города: Trivoux и Neuville-sur-Saone. Оба города нам очень понравились. Там красивые старинные здания, набережные и мосты. Вообще, чем южнее, тем красивее становится Франция. Забавный факт: на севере Франции, где мы были недавно, шлюзовщики ходят в форменных синих куртках и брюках. А здесь, в южной Франции, шлюзовщики ходят в синих форменных футболках и шортах.

В шесть часов вечера мы дошли до Лиона. Лион – большой город (третий по величине город Франции) и мы долго, больше часа, шли по нему, пока не дошли до слияния Соны и Роны. В Рону мы не пошли, остановились у пристани, где были пришвартованы большие суда. Там нашлось свободное местечко между двумя баржами, куда мы и втиснулись. Пришвартовались, заглушили двигатель, и сели ужинать. И тут случилось ЭТО, то, о чем я обещал рассказать выше.

В борт лодки постучали, и голос на русском языке с южным акцентом произнес: «Выходи, давай знакомиться». Я вышел в кокпит и увидел двух парней, с явной кавказской внешностью. «Кто такой? Откуда едешь?» - начали они задавать вопросы. «А вы кто такие? Что тут делаете?» - поинтересовался я. «Мы с Кавказа» - важно ответили они. – «Делами тут занимается. Мы тебя спрашиваем. Отвечай давай». Вот так вот и пошел у нас разговор. Они начали наезжать на меня, угрожали, что я могу лодки лишиться. Я скупо отвечал на их вопросы, решив про себя, что если только они полезут на лодку, скажу Милой, чтобы она вызывала полицию. Вокруг было много французов, которые гуляли и играли в шары, я не думал, что эти товарищи решатся идти на скандал. Так оно и оказалось. Попонтовавшись, они решили уйти, сказав напоследок с угрозой: «Мы еще вернемся». Было ясно, что возвращаться они не будут, потому что это была у них всего лишь игра такая: пойди и напугай соседа. Но мы решили подстраховаться, и ушли с этого места. Пришвартовались неподалеку к двум баржам, стоящим лагом, за которыми нас не было видно с берега. Мы спросили у французов на барже разрешения постоять рядом с ними ночь, и они без проблем разрешили, сообщив только, что в 6 утра они уходят. Но все-таки удивительно: даже во Франции мы ухитрились наткнуться на нашу шпану! Как тесен мир, однако. А нашли они нас, кстати, по российскому флагу, висящему на корме. Вот после таких случаев и начинаешь задумываться: а оно тебе надо – носить российский флаг?

Координаты: N 45-44,621’ E 004-48,858’ Пройдено: 45 миль.

21 МАЯ 2009, ЧЕТВЕРГ

Поскольку француз, к барже которого мы пришвартовались на ночь, сказал нам, что в 6 утра он уходит, мы проснулись в половине шестого, умылись, я проверил уровень масла в двигателе (пришлось долить 600 мл – что-то многовато, куда-то последнее время масло стало деваться) и пошли. На барже француза, кстати, никакого движения не было видно – должно быть, он дрых без задних ног.

Небо было все в облаках, перед рассветом накрапывал мелкий дождик. Но холодно не было. Моя Милая выдала афоризм: «Когда тепло, переносить радости яхтинга намного легче».

Издалека доносились какие-то певучие мелодичные звуки. Я не мог понять, что это такое, но потом, проходя под мостом, увидел какие-то синие трубки, подвешенные снизу. И вспомнил Пятигорск, Эолову арфу. Видимо, это ветер играет красивые мелодии на этих синих трубках. После моста мы увидели на правом берегу Соны Лионский аквариум. Жаль, что я не знал, что тут есть аквариум, а то стоило бы задержаться, сходить туда. Я люблю ходить в аквариумы.

В паре километров от того места, где мы ночевали, Сона вливалась в Рону. Ширина реки сразу увеличилась вдвое, а глубина – до 12 метров. Течение в Роне сильное, наша скорость (относительно грунта) сразу возросла до 14-15 км/ч. Это значит, что скорость течении – узла 2-3, примерно.

Солнце встало из-за облаков, окрасив берега в нежные цвета. Моя Милая занялась приготовлением завтрака, а я встал к рулю. Через полчаса показался первый шлюз на реке Рона. Его название: Pierre-Benite. Здесь шлюзы не имеют номеров, а имеют персональные имена. Высота подъема воды в шлюзе – 10 м. Мы шли на спуск, поэтому шлюзование прошло гладко и без проблем. В шлюзе имеются плавучие рымы, так что шлюзоваться было удобно. Мы шлюзовались вместе с большой баржей. Пришлось долго ждать перед шлюзом, пока она подойдет. Я за это время успел позавтракать, пока моя Милая стояла на руле и описывала медленные круги перед шлюзом.

После шлюза на вахту заступила Милая, а я ушел вниз, чтобы заняться прокладкой маршрута на ноутбуке. Через какое-то время Милая позвала меня, чтобы я помог ей разойтись со встречным пароходом, который шел как-то странно – по нашей стороне фарватера, прямо на нас. Я решил уйти у него с дороги и повел лодку к берегу. Мы удалились за линию красных буев, обозначающих границы фарватера (красные – справа, зеленые – слева, если идешь вниз по течению). Глубина была нормальная, 4 метра. И вдруг – бах! бац! бам! – лодка несколько раз ударилась килем о каменистое дно. На эхолоте мелькнула глубина 1,3 метра. Лодка остановилась и мы бы, пожалуй, застряли на мели основательно, но тут волна от проходящего парохода приподняла нас и сняла с мели. И тут же глубина снова стала нормальной – больше 3 метров. Вывод: нечего шляться за пределами обозначенного буями фарватера.

Удары были сильные, и я спустился внутрь проверить, не поступает ли в лодку вода. Течи не было. Я готов был поцеловать свою маленькую крепкую лодочку. Вот такой должна быть хорошая лодка: чтобы на ней на полном ходу (мы шли 5,5 узлов) можно было удариться о камень – и ничего бы у неё не отвалилось.

В 10 часов прошли второй шлюз, Vaugris, высота подъема воды там – 6 м. Тоже – никаких проблем при шлюзовании. Плавучие рымы – это очень удобно. Сидишь себе спокойно, придерживая конец швартова. Никаких хлопот. Затем мы зашли в марину деревни Les-Roches-de-Condrieu (N 45-27,326’ E 004-46,429’). В марину мы зашли с одной целью: купить там топлива. Но заправка, к которой мы пришвартовались, казалась заброшенной: вокруг не было ни одной живой души, колонки обросли паутиной. Я пошел в капитанерию узнать насчет топлива. Там тоже никого не было. Тогда мы решили хотя бы набрать воды и заодно перелить топливо в бак из канистры. Пока мы этим занимались, подошел человек, оказавшийся работником заправки. Так что мы все-таки купили там топлива, залив полный бак и все свободные канистры. Топливо стоило 1,08€ за литр. На все на это у нас ушел почти час. Затем мы пошли дальше.

Утром, когда мы начали движение, ветра почти не было. Но к обеду ветер разгулялся. Он дул с юга, точно по руслу Роны. Поскольку он дул против течения, то разогнал неприятную волну. Вначале мы шли, не обращая на это внимания, но потом брызги все чаще стали захлестывать рулевого, да и скорость движения снизилась. К тому времени мы уже прошли больше 40 миль, я и решил, что хватит на сегодня. Мы как раз подошли к шлюзу Sablons (третьему за этот день), а возле шлюзов имеются причалы, специально для яхт. Правда, на этих причалах висит строгая надпись, что причалы можно использовать только для ожидания шлюзования. Но мы решили тут остаться на ночь, решив, что французы – люди добрые и не будут выгонять нас со стоянки, когда дует такой сильный ветер.

Так оно и оказалось. Никто нами не заинтересовался, и никто не стал нас гнать. А вскоре подошла еще одна яхта, которая пришвартовалась рядом с нами и тоже решила остаться на ночевку. На этой яхте было двое австралийцев – молодые парень и девушка. Парень купил лодку в Англии и собирается идти на ней на Карибы. Девушка, правда, не идет с ним, а вскоре возвращается в Англию. Через океан парень собирается идти со своим другом. Лодка у них тоже шведской постройки, старшая сестра «Альбин Веги», длиной 10,4 метра. Год постройки: 1972, установлен новый дизель. Мы сходили к ним на лодку, и первое впечатление у нас было: дворец, настоящий дворец. Так много места! Потом мы пригласили австралийцев на нашу лодку. Парень залез в каюту, постоял, покрутил головой и вылез обратно. «Да» - сказал я ему. – «Вы – счастливчики! У вас есть большая лодка». Мы все засмеялись.

Хорошие люди, эти австралийцы. Нам они понравились. Вообще, европейцы – приятные люди. С ними легко и приятно общаться.

К вечеру ветер немного утих, но ближе к ночи погода испортилась еще больше: все небо обложили тяжелые облака, в воздухе запахло дождем, стало прохладно. Мы подняли тент над кокпитом. Я включил Навтекс. До этого он у меня был выключен, потому что прогноз погоды меня не интересовал – мы шли в любую погоду. А теперь прогнозы опять стали актуальными. На стоянку мы встали рано, в 2 часа дня, поэтому у меня появилась возможность заняться недоделанными делами на лодке. Я установил еще одно гнездо прикуривателя и подключил к нему тройник-разветвитель, чтобы можно было заряжать на ходу ноутбуки, мобильники и питать GPS.

Координаты: N 45-18,573’ E 004-47,796’ Пройдено: 41,4 мили, два шлюза.

Комментарии статьи(0)

Еще нет комментариев. Будьте первым!

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии Вход