2009: по каналам Франции, день: 16..20

7 МАЯ 2009, ЧЕТВЕРГ

Сегодня был хороший, жаркий день. С утра небо было безоблачно, а к середине дня началась настоящая жара. Мы сняли с себя непромоканцы и свитера, оставшись в штанах, майках и спасжилетах.

Утром сходили в магазине, купили продуктов. Рядом оказалась заправка, где я купил так же топлива в две канистры. Я всегда стараюсь держать все канистры полными, потому что неизвестно где и когда получится в следующий раз заправиться. Это, впрочем, касается и всего остального. Чем больше запасов – тем лучше. Эх, маловата у меня лодочка, а то бы я накупил сразу тонну-другую провизии.

В половине десятого мы тронулись в путь. Прошли несколько шлюзов, а затем пришлось вызывать шлюзовщика, потому что шлюз № 17 не пожелал реагировать на синий стержень, когда мы вошли в него. Потом эта ситуация повторилась еще 3 раза: мы заходим в шлюз, швартуемся, дергаем за синий стержень – но шлюз не реагирует. Шлюзовщик, который приезжал на наши вызовы (спустя 10-15 минут после того, как мы его вызывали) что-то объяснял нам на французском. Я ничего не понял, кроме того, что имеются какие-то проблемы на шлюзе вверху. А потом я подумал: может, это как-то связано со скоростью наполнения водой шлюзов? Может, наш шлюз не может закрыться, потому что верхний (или нижний) шлюз еще не готов? Мы попробовали проверить эту гипотезу: подождали 20 минут, когда очередной шлюз не пожелал закрываться, но успеха не добились. Зато в некоторых других шлюзах бывало так: шлюз реагировал, но с запозданием минут на 5. В общем, закономерности нам уловить не удалось, но на всякий случай я понизил скорость и стал двигаться со скоростью 3 узла, чтобы дать шлюзам время прийти в норму. Может быть, это помогло: оставшийся участок пути мы проделали без задержек. А может, это было просто совпадение.

Мы выработали теперь такую тактику шлюзования: заходим в шлюз и смотрим, на какой стене находится ближайшая лестница. Подходим к ней и временно швартуемся к ней. Затем моя Милая забирается по лестнице наверх, принимает у меня швартовы и накидывает их на ближайшие кнехты или, если их нет, на что-нибудь подходящее. Концы швартовов она отдает мне, и я удерживаю лодку, пока она ходит к пульту управления, чтобы приподнять там синий стержень, запускающий шлюзование. Затем она спускается на лодку, и мы расходимся: я – на корму, она – на нас. Процедура довольно длительная, но зато спокойная и безопасная. После серии экспериментов с другими способами шлюзования, мы решили, что так лучше и проще.

На одном из шлюзов у нас забрали пульт ДУ. Дальше шлюзы открывались для нас автоматически. Подходишь к шлюзу, а он уже готов: горит зеленый огонь и ворота распахнуты. Удобно, но мне осталось непонятным: как же шлюз узнает, что мы приближаемся? Ведь никаких датчиков перед ним я не заметил. Наверное, просто все шлюзы работают по умолчанию на подъем и после каждого шлюзования они спускают из себя воду и открывают ворота. А вот тем, кто идет вниз, надо, видимо, как-то сигнализировать шлюзам о своем приближении.

Толстый синий кранец, который мы подобрали вчера, оказался весьма полезен. Я его привязал на левый борт, возле кормы. И теперь можно было не беспокоиться о том, что можно ударить конец мачты о стенку шлюза, когда яхту крутит водой – потому что первым принимает на себя удар кранец. Вообще, в книжке советуют иметь 6 кранцев на каждый борт. Четыре – цилиндрические, их надо повесить на середине борта. И еще надо по два больших грушевидных кранца – на нос и корму. Грушевидных кранцев у меня нет, потому что денег не хватило. Но они реально были бы полезны, теперь я это вижу.

Совсем плохо тут стало с питьевой водой. На стоянке, где мы ночевали прошлую ночь, были водопроводные краны, но воды в них не было. И на шлюзах тоже не могли найти воды, пока на шлюзе №11 не обнаружили, наконец, работающий водопроводный кран. Набрали там полный бак – хорошо! Теперь у нас есть топливо, еда и вода. Что еще нужно для счастья?! Отвечаю: электричество и Интернет – вот что нужно. Но это уже роскошь, подарок от цивилизации.

В половине шестого вечера мы прошли последний на сегодня шлюз – 22-ой – и встали на ночевку сразу за ним.

Дальше будет тоннель Mauvages, длиной 4 785 метров, через который нельзя идти своим ходом. Придется цепляться к электрическому буксиру. К нам подошли вечером двое мужчин и сказали, что буксир будет подан завтра, в 8-30. Вообще, буксировка происходит 4 раза в день: по 2 раза в каждом направлении, в 8-30, 10-30, 13-30 и 15-30.

Пейзажи вокруг красивые. Высокие холмы, поросшие лесом, желтые и зеленые поля на склонах холмов. Канал стали чище и уютнее. Движение здесь очень маленькое. За весь день мы встретили лишь одну баржу и один катер.

Координаты стоянки: N 48-34,820’ E 005-28,081’ Пройдено за сегодня: 11,8 миль.

8 МАЯ 2009, ПЯТНИЦА

Сегодня у французов праздник – День Победы. Мы думали, что, как и на 1 мая, шлюзы работать не будут. Но ошиблись. Ура! Благодаря этому мы сегодня достигли города Toul (Туль) и заночевали в благоустроенной марине.

Вчера вечером двое французов подошли к нам и сообщили, что буксировка через тоннель Mauvages будет утром, в 8-30. Я только не понял, должны ли мы ждать французов на том месте, где мы ночевали (возле шлюза) или нам следует идти к тоннелю.

Мы проснулись в половине седьмого, позавтракали, собрались и стали ждать. В 8 часов никто не появился и мы решили, что надо идти к тоннелю. Ведь буксир – на электрической тяге, а тут над каналом не было протянуто никаких проводов. Мы пошли к тоннелю – и правильно сделали. Вскоре нас обогнали на машине двое вчерашних французов, которые ехали к тоннелю. Мы подошли к тоннелю и увидели светофор, с горящим на нем красным светом. Я решил, что нам надо остановиться перед светофором и стал подводить лодку к берегу, чтобы пришвартоваться, но тут показался один из французов и помахал нам рукой – идите сюда. Мы подошли к нему, и он частично жестами, частично на ломаном английском, объяснил нам, что привязывать он нас к буксиру не будет, потому что нашу лодку будет мотать от одной стены тоннеля до другой. Поэтому мы должны будет пройти тоннель своим ходом, следуя за буксиром. Если будут какие-нибудь проблемы, мы должны погудеть в рожок.

В 8-30 буксир тронулся в путь, а мы – за ним. Буксир шел один, без буксируемых судов. Вообще, кроме нас двоих, других судов не было. Шли мы через тоннель долго, больше часа. Буксир двигался очень медленно, я не могу сказать точно, с какой скоростью (у меня в очередной раз тогда засорилась вертушка лага, и он перестал работать), но примерно 2 узла. Мы плелись за ним, поставив дизель на самые низкие обороты. Идти за буксиром было трудно, потому что от него шла волна, которая сбивала с курса. Буксир питался энергией от электрических проводов, проложенных под потолком тоннеля, как трамвай, а двигался за счет того, что выбирал со дна тоннеля цепь, проложенную там. Когда через час мы вышли, наконец, под открытое небо, я вздохнул облегченно – эта «буксировка» была довольно утомительна. Если бы я проходил этот тоннель один, было бы намного легче.

Но на этом еще трудности не кончились. Французу, управляющему буксиром, понадобилось узнать наши имена и название лодки. А поскольку на слух он воспринять их не мог, он передал нам блокнот и ручку (на ходу, в узком канале!), чтобы мы им их написали. А потом надо было передать это все обратно. Уф. Слава Богу, разъехались мы с ним без приключений, и я радостно рванул вперед, подальше от этого железного чудища, желая с ним больше никогда не встречаться.

Дальше начинался каскад шлюзов, работающих на спуск. Мы подошли к первому шлюзу и увидели, что он работает – на нем горит красный сигнал. Если бы шлюз не работал, то все огни были бы выключены. Это нас обрадовало, но возник вопрос: как открыть шлюз? Никаких кнопок или рычагов поблизости обнаружено не было. Там был, правда, написан, номер канала УКВ – двадцатый – но на вызовы никто не отвечал. Пришлось прибегнуть к обычному методу – вызвать диспетчера по внутренней связи. Он сразу же ответил и сказал нам, что сейчас откроет шлюз. И действительно, сразу же на светофоре загорелись вначале красный и зеленый огни, а затем ворота шлюза раскрылись, и загорелся один зеленый огонь.

Мы прошли этот шлюз, и пошли дальше. Шлюзы следовали через каждые 10-15 минут. Всего прошли 12 шлюзов. Так как все они были на спуск, шлюзоваться было легко, и мы прошли эти шлюзы за рекордное время: 2 часа 20 минут. На одном из шлюзов встретились с небольшим катером под шведским флагом, который двигался нам навстречу. Обрадовались ему, как родному. Я прокричал женщине-шведке: «Эта лодка – из Швеции!» (показывая на свою лодку), на что она ответила: «Я знаю!»

После 12-го шлюза был еще один тоннель, короткий: Foug – 867 метров. Когда я ввел лодку в него, вода была так чиста и спокойна, что я на мгновение испугался: казалось, лодка плывет по воздуху и сейчас рухнет вниз. Но тут по воде пошла рябь, от нашей лодки, и иллюзия закончилась. Тоннель плохо освещен: там установлены какие-то слабые фонари, светящие красноватым светом.

А затем был шлюз под таким же названием: Foug. Этот шлюз был глубже обычного – метров 7-8, примерно и, как всегда, плохо приспособлен для малых судов. Когда мы спускались в этом шлюзе, у нас не хватило швартовов. У меня швартовы – 12 метров длиной. Заложенные «серьгой» на кнехт, они позволяют спустить лодку примерно на 6 метров. А это шлюз был глубже. К счастью, там внизу имелись еще другие рымы, вделанные в стенку шлюза и мы на них перецепились. Но ладно, это мы спускались. А как подниматься в этом шлюзе??? Я вижу только один способ: цепляться к лестнице, вмурованную в стену недалеко от входа и, выдерживая напор воды (который там, наверняка, самый сильный), постепенно подниматься, передвигая веревки по ступеням лестницы.

Погода весь день была плохая – пасмурно, холодно и еще времена начинал лить дождь. Хорошо еще, что все шлюзы были на спуск. Идти вниз – намного легче, чем вверх.

Мы прошли еще 12 шлюзов. Не обошлось без досадных задержек (куда же без них!). В одном из шлюзов не горели никакие огни на светофоре. Мы покрутились перед шлюзом, а затем я махнул рукой и решил зайти. Зашли, встали, дернули за синий стержень… но вместо привычного писка, сигнализирующего о закрывании ворот, мы услышали французский голос, говорящий нам что-то из динамика. Мы ничего не поняли из того, что нам сказали, но поняли, что зря мы полезли в это шлюз. Дали задний ход и выползли потихоньку из шлюза. Пришвартовались у входа и стали ждать. Минут через 15 на светофоре стал мигать зеленый огонь, мы вошли, и на этот раз все прошло благополучно.

Нам все не верилось, что мы сегодня дойдем-таки до города Туль. Мы к этому городу стремились уже несколько дней и каждый день нам казалось, что сегодня мы его достигнем. Но каждый раз нам что-то мешало: то шлюзы переставали работать, то мы опаздывали к началу буксировки через тоннель…

Но в этот день мы все-таки дошли до Туля! Это было уже в шестом часу вечера. Марина находилась сразу за шлюзом № 25. Там стояло несколько причалов, с водой и электричеством. Мы пришвартовались, и я пошел искать капитанерию. Но не нашел её и спросил у немца с катера – кому же тут заплатить? Он ответил, чтобы я не волновался и если кому надо, чтобы я заплатил, тот сам меня найдет. А затем сообщил мне код от душа и туалета: 1956. В общем-то, мне больше ничего и не было нужно.

Код от туалета, электричество, вода – вот она, цивилизация! Мы поужинали, помыли лодку, и помылись сами. Заменили постельное белье на свежее и легли спать в тепле, под ласковое жужжание тепловентилятора. Хорошо!

9 МАЯ 2009, СУББОТА

Сегодня у нас был день отдыха. Стоим в марине города Туль. Я написал «день отдыха», но на самом деле день, как обычно, был полон забот.

С утра мы отправились разыскивать прачечную. На стенде в марине висела схема - как добраться до прачечной, но она была настолько приблизительной, а узкие улочки города – настолько запутанными, что мы долго бродили, но так и не смогли найти искомый объект. Пришлось обратиться к помощи местных жителей. Мы зашли в какой-то магазинчик и обратились с вопросом к молодому продавцу. Он вызвал второго продавца, и они начали долгое и бурное обсуждение на французском языке. При этом они размахивали руками и вообще, казалось, забыли про нас. Наконец, один из них вышел из магазина и помахал нам рукой. Мы пошли за ним, думая, что он сейчас покажет нам приблизительное направление и вернется, но он вел нас минут 10 и привел прямо к прачечной. Мы были приятно поражены такой отзывчивостью.

Прачечная была заставлена стиральными машинами разного размера. Самая большая вмещала 16 кг и стирка в ней стоила 9,2€. Плюс сушка – еще 2,3€. Мы вернулись на лодку, собрали всю грязную одежду, которой у нас за 2 недели похода накопилось немало, и еще захватили с собой швартовы, которые стали настолько грязными после шлюзов, что в руки их было неприятно брать. Стирки было так много, что в одну машинку все не поместилось, пришлось стирать в двух. Пока стиралось, мы погуляли по городу и купили продуктов.

Туль – приятный городок. Здесь множество старинных зданий и красивый собор с изумительными цветными витражами. Я вообще хожу в эти готические храмы, в основном, чтобы посмотреть на витражи. По-моему, это по-настоящему красиво.

Все постиралось хорошо, но сушка не оправдала наших ожиданий. Пришлось сушить два раза, но даже после этого белье оставалось еще влажным. Пришлось развесить его в кокпите для просушки и направить на него тепловентилятор.

Швартовы после стирки стали намного мягче и гибче. Руки наши поджили, и ранок на них почти не осталось. Но кожа на ладонях стала грубой и жесткой, особенно у меня. «Как наждак» - говорит моя Милая. Надо использовать перчатки. Я раньше с пренебрежением относился к этому, но теперь вижу, что зря. К сожалению, перчатками мы не запаслись. Сегодня искали в магазинах какие-нибудь хозяйственные перчатки, но не нашли.

Отправляясь бродить по городу, мы взяли с собой ноутбук и несколько раз проверяли – не поймает ли он какую-нибудь сеть? Сети были, но все защищенные. Возвращаясь на лодку, мы еще раз решили попробовать найти Интернет – и нашли, на скамейке рядом с мариной. На лодке сигнал не ловился, а на скамейке, хоть и слабый, но был. Таким образом, у нас появилась возможность проверить почту, и отправить отчеты о нашем путешествии. Вообще же, Инета у нас не было с 28 апреля. Мы каждый день, становясь на ночевку, проверяли – нет ли тут, случайно, Интернета? Но мы стояли в таких глухих местах, что, бывало, даже мобильник работал плохо, какой уж тут Интернет.

В этой марине, похоже, деньги с нас брать не будут. Стоим здесь уже больше суток, подключились к электричеству, пользуемся душем и туалетом, но никому до нас дела нет. И, главное, заплатить некому. Тут даже нет офиса, хотя бы и закрытого. Есть только санитарный блок – туалеты и душ (душ стоит 1€ - надо бросить монету в щель на двери, и затем плещись сколько угодно). На информационном стенде написано, что стоянка стоит 10€, но куда платить - непонятно. Впрочем, как нам объяснили местные яхтсмены, если кто-то захочет взять с нас деньги, он сам нас найдет. Так что угрызениями совести мы не мучаемся – похоже, тут это норма вещей.

В туалете в марине стоит чудо-унитаз. Я никогда такого раньше не видел. Когда отходишь от него, он сам спускает воду и, главное, чистит сиденье унитаза: оно делает два оборота и протирается при этом специальной щеточкой. Я в восхищении. Любуюсь этим процессом каждый раз, когда посещаю это заведение.

Пять дней назад в каналах мы видели яхту Bavaria 34, со снятой мачтой, положенной на подпорки на палубе. Яхта была под флагом Швейцарии, её перегоняли двое мужиков. Они прошли мимо нас утром, пока мы завтракали. Но затем мы обогнали их, потому что они в 12 часов встали на стоянку. Затем мы несколько дней не видели их, а вот сегодня они появились здесь, в городе Туль. Пришли вечером и встали на стоянку. Узнали нас и помахали нам рукой.

Завтра выспимся последний раз в тепле, и – вперед, на покорение новых шлюзов. Мы прошли всего лишь треть пути, который нам предстоит до Средиземного моря. А я-то, наивный, надеялся, что мы сможем пройти Францию за 3 недели. На самом деле, будет хорошо, если мы успеем дойти до моря до конца мая.

К этому дню мы прошли 300 миль и 175 шлюзов.

10 МАЯ 2009, ВОСКРЕСЕНЬЕ

С самого утра в городе начали звонить колокола. Может быть, сегодня у католиков какой-нибудь религиозный праздник, потому что колокола не умолкали до обеда.

Мы не спеша проснулись, позавтракали. Затем я сходил на заправку, купил топлива. Набрали воды в бак, сходили в душ. Просто удивительно, какое сильное освежающее действие оказывает душ. Кажется, что он смывает не только грязь, но и усталость.

Наконец, в час дня мы стартовали. Погода была пасмурная, шел легкий дождик, но настроение у нас было прекрасное. Мы хорошо отдохнули и были полны сил.

На первом шлюзе, который мы должны были пройти, не горели огни на светофоре. Мы пришвартовались возле шлюза, и я пошел посмотреть, в чем дело. В будке я увидел шлюзовщика, и показал ему знаками через стекло, что хотел бы пройти через шлюз. Он в ответ указал в другую сторону и поднял два пальца. Это означало, что вначале он пропустит два катера с другой стороны. Я кивнул ему и возвратился на лодку. Минут через 20 из шлюза вышли два катера: один новенький, с иголочки, другой – старый, облезлый и вонючий. Катера прошли мимо нас, и мы получили разрешение войти в шлюз.

Сегодня мы работали со швартовами в перчатках. Я разыскал у себя в рундуке несколько пар хозяйственных перчаток (когда-то давно я купил их в Питере и привез на лодку), и сегодня мы их опробовали. Результат был отличный. И чего я раньше о них не вспомнил?!

Пройдя первый шлюз, мы прошли вскоре разводной мост, затем еще один шлюз и дошли до развилки. Здесь Canal de la Marne au Rhin соединялся короткой водной перемычкой с рекой Moselle (Мозель). Нам надо было туда, и мы повернули направо. Прошли еще один шлюз, и вышли в реку Мозель. Мы первый раз оказались не в канале, а в настоящей реке. Река была широкая и полноводная. Глубина сразу увеличилась с привычных нам 2,2 метров до 4-5.

Затем мы встретили одну из тех барж, которые мы много раз встречали в каналах. Но там они двигались спокойно, а тут… Вы можете себе представить себе трактор, несущийся по автостраде? Вот у меня возникла такая ассоциация, когда я увидел эту сумасшедшую баржу. Она неслась во всю прыть, поднимая огромную волну. И, кроме того, за ней тянулся огромный шлейф дыма из выхлопной трубы, который висел над рекой, как облако, еще минут пять после того, как баржа прошла. Из трубы в боку баржи мощным потоком выливалась в реку какая-то мутная жидкость. Может, баржа тонула, и поэтому её гнали изо всех сил, чтобы успеть прибыть в порт, где могут оказать помощь? Не знаю, в чем там было дело, но зрелище было впечатляющее.

Мы шли вверх по течению реки, по направлению к городу Epinal (Эпиналь). Вскоре показался еще один шлюз, очень большой. Справа от основного шлюза был другой шлюз, поменьше и стрелка с надписью «Plaisance». То есть малым судам полагалось шлюзоваться в этом, малом шлюзе. Мы послушно пошли к этому шлюзу, снизив скорость, потому что ворота шлюза были закрыты и на светофоре не горели никакие огни. Но тут на башне, возвышающейся над шлюзом, открылось окно, и показалась фигура шлюзовщика, который стал махать нам рукой, показывая, что мы должны зайти в другой, большой шлюз. Мы повернули налево и вошли в огромный шлюз. Даже не верилось, что такую махину будут наполнять водой только ради нас. Но так все и было: огромные ворота бесшумно закрылись и шлюз начал тихо наполняться водой. Шлюзование прошло легко и без проблем. Очень спокойный шлюз, грамотно сделанный. И другие шлюзы на этой реке оказались такого же спокойного нрава.

Через час прошли еще один шлюз, еще больше, чем первый, а еще через час – последний большой шлюз на реке Мозель. Дальше начался канал Canal des Vosges, и шлюзы стали привычного для нас размера. Шлюзы на этом канале разводятся шлюзовщиками, которые работают, видимо, только до 6 часов вечера. Когда мы прошли первый шлюз на этом канале, шлюзовщик поинтересовался у нас, где мы собираемся остановиться на ночь. Я показал ему на карте место, под названием Richardmenil. Книжка обещала, что в этом месте будут все блага цивилизации: вода и электричество (книжка, кстати, не наврала). Шлюзовщик кивнул и сказал, что он разведет для нас следующий шлюз (последний перед Richardmenil), а потом всё, баста (он сложил руки перед собой наподобие креста). Ну что ж, все ясно. Мы поспешили к следующему шлюзу, чтобы пройти его побыстрее, и отпустить честного труженика домой, к семье и детям. У меня возникла проблема с переключением передач. Ручка управления стала как-то странно проворачиваться и передачи стали включаться с трудом. Я встревожился: не хватало еще, чтобы трос оборвался в самый не подходящий момент (например, когда мы будем входить в шлюз) и я не смогу остановить лодку у стенки. Пока передачи еще включались, но я начал стараться поменьше дергать ручку.

Но, как будто этого мало, случилось еще одна неприятность. Подходя к последнему шлюзу, который мы должны были пройти сегодня, мы сели на мель! Причем сели конкретно, до этого мы никогда так не садились. Обычно мне достаточно было дать ход назад, и лодка сползала с мели, но на этот раз такой прием не сработал. Винт буровил воду изо всех сил, но лодка стояла, не шевелясь. Я попробовал спихнуть лодку при помощи длинной доски, которую вожу с собой. Но не смог. А тут еще ворота шлюза начали открываться! Надо было спешить, пока шлюзовщику не надоело нас ждать. Не ночевать же на мели посреди канала! Здесь даже некуда пристать для ночевки – у берегов мелко, в чем мы только что убедились. Надо было срочно сняться с мели. Хорошо, что тузик у нас лежал надутый на палубе. Мы мигом выкинули из него вещи, которые в нем хранились, сбросили на воду и я поплыл на нем с длинной веревкой к другому берегу канала. Причалил к берегу, привязав тузик к кустам, а сам стал карабкаться вверх по склону, с веревкой в зубах. Вылез на берег, натянул веревку – и лодка удивительно легко сошла с мели. Хорошо, что мы сели на мель на скорости меньше 2 узлов. Если бы скорость была больше, думаю, мы увязли бы конкретно. Когда лодка сошла с мели, двигатель на ней работал на задний ход, на полную мощность. Моя Милая переключила двигатель на нейтраль, а затем попыталась развернуть лодку носом к шлюзу. Это ей не удалось, потому что канал узкий. Тут подоспел я на тузике, вскарабкался на борт и бросился к румпелю. Лодку сносило к берегу канала, и мы могли вторично сесть на мель. Поездив туда-сюда поперек канала, мы, наконец, развернулись носом к шлюзу, и пошли к нему. Тузик болтался за кормой, привязанный короткой веревкой и я, хоть и знал, что правилами запрещено ходить по каналам Франции с буксируемым тузиком, пошел вместе с ним шлюзоваться.

Шлюзовщик ничего не сказал нам по этому поводу. Он спустил нам сверху два железных крюка, на которые мы положили наши швартовы. Он поднял их вверх, перекинул через тумбы и спустил нам обратно. После шлюзования он подошел к нам, дал рекламный проспект и начал что-то объяснять по-французски. Показал вначале 10 пальцев, затем еще 2. Мы долго пытались понять, что он хочет, но так ничего и не поняли. В конце концов, мы сказали шлюзовщику «Ок» (чтобы он не волновался) и пошли из шлюза. Кстати, вы знаете, как французы показывают цифру 2 на пальцах? Не так, как мы, русские. Мы поднимаем указательный и средний пальцы, а они – большой и указательный.

Через два километра мы увидели причал вдоль левого берега канала. Там уже стояли два катера, и мы пришвартовались вслед за ними. На причале имелись тумбы с электричеством и водой. Пришвартовавшись, мы начали наводить порядок на лодке: помыли тузик, затащили его обратно на палубу рубки и загрузили в него вещи (мы храним в нем запасные канистры с водой и другие вещи, которым не нашлось места внутри лодки). Затем сели ужинать и, во время этого занятия, услышали стук в борт. Это пришел человек взять с нас плату за стоянку: всего лишь 3 евро.

Координаты: N 48-35,441’ E 006-09,871’ Пройдено: 16,5 миль и 7 шлюзов.

11 МАЯ 2009, ПОНЕДЕЛЬНИК

Последние два дня мы идем медленнее, чем обычно. Вчера прошли 16 миль, сегодня – 9 миль. И, надо сказать, такой режим движения, по-видимому, оптимален. Лучше всего двигаться по 4-5 часов в день, затем остаток дня – отдыхать. Мы тогда не сильно устаем, швартуемся засветло, и у нас еще остаются силы, чтобы походить по окрестностям. Но, к сожалению, долго идти в таком режиме мы не можем себе позволить. Нам надо спешить, поэтому мы стараемся проходить за день как можно больше.

Сегодня проснулись рано, позавтракали и я стал разбираться, что случилось с переключателем передач. У меня на задней стенке кокпита стоят ручки управления двигателем. Одна, маленькая, служит для регулировки газа, вторая, побольше, переключает передачи – вперед, нейтраль, назад. Вот эта ручка стала вести себя как-то странно. Я стал разбираться, и вскоре увидел, что отошла гайка на том конце троса, который прикреплен к двигателю. Подтянул её, стало лучше. Но мне все равно не нравилось, как работает ручка, и я продолжил поиски. Обнаружил, что ручка болтается еще и потому, что ослаб стопорящий болт, удерживающий её на месте. Затянул болт, причем перестарался – ручка стала сидеть на оси так туго, что при движении тянула за собой и вторую ручку, управляющую газом. Поэтому когда, например, после нейтрали включаешь ход вперед, происходило одновременно увеличение подачи газа, и лодка резво стартовала. Я обнаружил это позже, во время движения, когда на полном ходу выехал из шлюза, на глазах изумленного шлюзовщика. Исправил это, ослабив болт. После всех этих настроек ручка стала работать нормально, но я, чтобы подстраховаться, пропилил еще дырку из рундука в машинное отделение, чтобы, если трос управления оборвется, можно было, просунув в дырку руку, ухватиться за рычаг, расположенный на двигателе, и переключить передачу вручную.

Пока я всем этим занимался, Милая в очередной раз занялась починкой тента. Тент у нас уже истрепался, и старые нитки рвутся непрестанно. Но без тента нам нельзя, тент над кокпитом – это крайне полезная вещь. Поэтому Милая шьет его и шьет. За что ей большое спасибо.

Утром ко мне два раза подходили французы, работники VNF и имели со мной оживленную беседу на французском. Я почти ничего не понял из того, что они говорили, но уразумел, что они хотят, чтобы я шел к шлюзу, потому что шлюз будет работать в 10-40. Но я категорично заявил им: «Мотор – финиш! Чух-чух-чух - импоссибл!». Тогда они мне сказали: «Tomorrow?», то есть – завтра? Я скорчил страдальческую мину и спросил: «А может – today?» Они посовещались и о чем-то меня спросили. Я не понял их, но Милая подсказала мне: «Они хотят узнать, какое время будет для тебя удобно». Я подумал и нарисовал в блокноте цифру: 14-30. Они куда-то позвонили и затем сказали: «Ок». То есть в половине третьего нас будет ждать персональный шлюзовщик, чтобы открыть нам шлюз. Все дело в том, как я понял позже, что после Туля начались шлюзы, управляемый вручную, причем открываются они не по расписанию, а по предварительной заявке. Надо было сказать шлюзовщику (по телефону или еще как-то), что мы хотели бы пройти такой-то шлюз в такое-то время. Закончив налаживать двигатель, мы прибрались на лодке и в 2 часа дня начали движение. Вскоре подошли к первому шлюзу и увидели там шлюзовщика (мы узнали его по синей форменной рубашке), который пропускал другой катер в нашем направлении. Мы тихонечко приблизились к берегу и встали возле него, держась за железные сваи, стоящие там, при помощи отпорных крюков. Близко к берегу подойти было невозможно, там было мелко.

Минут через 10 катер вышел из шлюза. Это был какой-то здоровенный катер и, что нас поразило, под канадским флагом и надпись на корме гласила, что порт приписки – Ванкувер. Как он попал сюда, в середину Франции??? Затем мы пошли в шлюз. Шлюз был высокий, метров 5, и – ни одного крепления на стенах, куда можно было бы прицепиться! Поэтому шлюзовщик стоял наверху и помог нам швартоваться. Милая кинула ему наши швартовы, сначала кормовой, затем носовой. Он поймал швартов, перекинул его через тумбу и спустил обратно. Так же поступил со вторым. В остальном шлюзование было обычным, если не считать того, что напор воды был довольно-таки сильным.

Таким образом мы прошли 7 шлюзов. Их открывал нам все тот же шлюзовщик, что и на первом шлюзе. Он ехал от шлюза к шлюзе на машине с прицепом. В прицепе он вез дизельный электрогенератор. Подъехав к шлюзу, он разматывал кабель, идущий от генератора, тянул в будку и подключал. То есть все эти шлюзы даже не были подключены к электросети! Наверное, это потому, что шлюзы модернизируются: электрическую систему, управляющую воротами, уже установили, а все остальное смонтировать еще не успели. На предпоследнем шлюзе шлюзовщик подошел к нам, показал один палец, махнул рукой вперед и сложил руки крестом перед грудью. Это означало, что он откроет для нас еще один шлюз, а затем – всё, конец работы. Действительно, было уже половина пятого вечера, а во Франции, насколько мы знаем, 7-часовой рабочий день. Я написал ему в блокноте слово: «Demain» (завтра) и поставил вопросительный знак. Он написал в ответ: «9 h» - то есть он начнет работать с 9 часов.

Встали на ночевку сразу после 7-го шлюза, в местечке под названием Roville-devant-Bayon.

Затем случилось две вещи: Милая нашла здесь Интернет, и кошек. Интернет – это понятно, а насчет кошек я должен пояснить. Моя Милая очень хотела бы завести кошку или собаку на лодке. Я тоже был бы не против, но мы понимаем, что это нереально. Слишком мало у нас тут места, это во-первых. Во-вторых, животное требует ухода, а мы и так слишком сильно выматываемся на переходе, чтобы заботиться о ком-то еще, кроме себя. Поэтому, увидев какую-нибудь кошку или собаку, Милая замирает от восторга, а затем медленно начинает приближаться, надеясь её погладить. С собаками это еще удается, но коты во Франции – абсолютно дикие и категорически не желают, чтобы их гладили. Но тут Милой повезло: кошка была такой голодной, что, в обмен на колбасу, позволила себя немного погладить. Я запечатлел эту сцену на фотоаппарат. Милая была счастлива.

Затем я пошел в магазин за продуктами, пока Милая готовила ужин. Я вообще-то не надеялся найти в такой маленькой деревне магазин, но ошибся – на центральной улице обнаружил супермаркет. Шагая назад, нагруженный продуктами, я вспомнил, что забыл отключить холодильник от аккумулятора. Аккумуляторы у меня, видимо, старые, потому что садятся быстро. Теоретически, одного аккумулятора емкостью 75 ампер-часов должно хватать на ночь для питания холодильника (он потребляет 5 А). Но реально, если оставить холодильник хотя бы на час работающим, при выключенном двигателе, аккумулятор садится настолько, что запустить двигатель становится невозможным. Поэтому я, как только выключаю двигатель, сразу снимаю клемму с одного из аккумуляторов (у меня их два). Если тот аккумулятор, который остается включенным, за ночь садится слишком сильно, второй аккумулятор избавляет меня от необходимости заводить двигатель вручную (такая возможность имеется). В этот раз я забыл все это сделать и ушел гулять, оставив оба аккумулятора подключенными, а холодильник – работающим. Я боялся, что вернувшись, обнаружу оба аккумулятора разряженными. Но – обошлось. Двигатель завелся, и я дал ему поработать минут пять, чтобы подзарядить аккумуляторы, после чего заглушил и отсоединил второй аккумулятор.

Солнце село, и издалека послышались раскаты грома. День сегодня был жаркий, хотя с утра шел дождь. Вообще, погода тут очень переменчивая: то дождь, то солнце. Вот и сейчас: после раскатов грома вскоре хлынул сильный дождь. Хорошо, что Милая зашила тент над кокпитом. Нам тут хорошо и уютно.

Координаты: N 48-28,435’ E 006-17,922’ Пройдено: 9,4 мили.

Комментарии статьи(0)

Еще нет комментариев. Будьте первым!

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии Вход