2009: по каналам Франции, день: 6..10

26 АПРЕЛЯ 2009, ВОСКРЕСЕНЬЕ

Проснулись в 7-30. Позавтракали и в 9 часов тронулись в путь. При запуске двигателя аккумулятор оказался разряженным и двигатель не запустился – это, видимо, из-за того, что я оставил работать на ночь инвертор, подзаряжающий наши ноутбуки. Хорошо, что у меня есть привычка отсоединять второй аккумулятор (у меня их два). Я подключил второй аккумулятор и двигатель завелся.

Погода была пасмурная, шел мелкий дождик. Нам сразу вспомнилось, как мы дня три шли через каналы Голландии, под непрекращающимся дождем - и стало как-то грустно. Но Франция – это не Голландия. Дождик шел примерно до обеда, а потом прекратился и, несмотря на облака, стало тепло – температура поднялась до 25 градусов.

Мы пошли обратно, к городу Arleux. Здесь, на развилке, мы повернули направо, чтобы дойти до канала Canal de San-Quentin. К 11 часам мы дошли до входа в этот канал и повернули направо.

Там началась череда шлюзов. Первый шлюзовщик, спросив, как обычно, кто мы и откуда, дал нам пульт дистанционного управления шлюзами. Там три кнопки: красная – Alarm, синяя – Montant (подниматься), зеленая – Avalant (спускаться). Система такая: при подходе к шлюзу надо нажать кнопку Montant (потому что мы поднимались вверх по течению). А если бы мы спускались, то нам надо было нажимать другую, зеленую кнопку. Шлюз (если он рабочий) отвечал нам тем, что мигал желтым огнем, а затем зажигал красный и зеленый горизонтально расположенные, огни и начинал выпускать воду из одной из шлюзовых камер (их там две). Затем ворота шлюза раздвигались, загорался зеленый сигнал, и мы могли войти. Пришвартовавшись в шлюзе, надо приподнять синий железный стержень, который висел вдоль стены примерно посередине шлюза. Там 2 стержня: красный и синий. Синий – закрывал ворота и заполнял камеру водой. Затем передние ворота автоматически раскрывались, и можно было выйти.

Хорошая система, жаль только, что рядом с этими стержнями обычно не было никаких рымов, за которые можно было зацепиться. Вернее, они были, но на самом верху, и нам до них было не дотянуться. Поэтому мы цеплялись за скобы, которые ограждали эти стержни. И видно, не мы одни, потому что скобы эти во многих шлюзах были уже разболтаны или оторваны, а один мы даже сами оторвали.

Первые несколько шлюзов, хоть и должны были быть автоматическими, все равно управлялись шлюзовщиком. Один и тот же мужик ездил от шлюза к шлюзу, чтобы пропускать корабли. Он объяснил нам, что у них эти шлюзы сломаны, но остальные – работают. И так и оказалось: примерно с 4 шлюза автоматика стала работать.

Пройдя 5 шлюзов, мы пришли в город Cambrai. Увидели там вывеску «Base Fluvial» (что означает: речной порт) и решили зайти туда, поискать воду, топливо и продукты. Увидели там колонку с надписью «Gazole» (дизель) и радостно кинулись туда. Но колонка оказалась закрыта на ржавый висячий замок. И кран для воды, который торчал рядом из земли, тоже не выдал нам ничего.

Моя Милая пошла искать магазины, но возвратилась ни с чем – все магазины были закрыты: воскресенье! Ни воды, ни топлива, ни продуктов… н-да... какая-то глушь. Мы решили идти дальше. Я посмотрел по автомобильному атласу: ближайшая колонка была в деревне Masnieres, недалеко от того места, где мы находились. Там должен быть мост, по которому проходит большая дорога, и обозначена колонка, недалеко от моста. Мы решили дойти до этого моста и попытаться купить топлива. Топлива у нас было еще достаточно (3 полных канистры по 10 л и полбака), но две пустые канистры уже имелись и я хотел пополнить запасы. Кроме того, у нас закончился хлеб.

К четырем часам дня мы пришли, наконец, в эту деревню, преодолев по пути 6 шлюзов. Пришвартовались недалеко от моста. Координаты N 50-06,814’ E 003-12,551’

Я собрал велосипед, положил в рюкзак 2 канистры и поехал искать заправку. Ехал минут 15, устал, а когда нашел заправку (атлас не врал), обнаружилось, что она закрыта. Что поделаешь - воскресенье! И продуктовых магазинов никаких не обнаружилось по пути, так что даже хлеба купить не удалось.

За этот день мы прошли 21,2 мили, 10 шлюзов. Устали сильно, особенно Милая. Держать лодку за канаты в шлюзах – это тяжелая работа даже для мужика. Руки у нас все в ссадинах и потертостях от канатов.

Я наконец-то установил флагшток. Полтора года он у меня лежал в рундуке, все не доходили руки им заняться. Он не входил в гнездо, которое у меня имелось для этой цели на кормовом релинге. А тут, когда снял мачту, я больше не мог нести флаг на ахтерштаге и мы последние три дня шли без флага. Но мне хотелось поднять российский флаг на лодке, так что я разыскал флагшток, вооружился напильником и, через 2 часа работы, засунул его все-таки в это гнездо. Поднял на флагштоке российский флаг. Посмотрел со стороны. Хорошо получилось. А куда повесить гостевой французский флаг я пока не придумал.

27 АПРЕЛЯ 2009, ПОНЕДЕЛЬНИК

Утром я съездил на заправку, купил две канистры топлива. По дороге нашел супермаркет, и мы сходили с Милой туда, купили полную тележку продуктов на 100 евро. Погрузили все это добро на лодку и, в 10-45, наконец, стартовали.

И началась череда шлюзов. Всего мы прошли их в этот день 11 штук. Первый и второй шлюз прошли быстро, без проблем. Но третий не пожелал реагировать на наш пульт ДУ. Мы пришвартовались перед ним, и пошли к шлюзу разбираться. Там оказался шлюзовщик, он нас просто не видел. Он записал мой адрес и фамилию (как я потом понял, чтобы прислать мне счет на оплату за буксировку через тоннель). В этом шлюзе оказалась водная колонка, и мы пополнили запасы воды. Потом мы прошли еще 7 шлюзов и на последнем отдали пульт ДУ шлюзовщику. Череда автоматических шлюзов закончилась.

Далее был тоннель Macquincourt, длиной 5 670 м. Идти через тоннель своим ходом нельзя, нужно дождаться буксира на электрической тяге, который два раза в день проводит караваны судов через тоннель. Над водой там проложены провода, как для троллейбуса и буксир присоединен к ним. Остальные суда в караване должны заглушить свои двигатели.

Мы встали возле тоннеля, пришвартовавшись к берегу. Подошел мужчина, видимо – буксировщик - и объяснил нам на французском, что буксир придет в 19-30. Примерно в 6 вечера подошло еще несколько судов (больших) и началась процедура сцепки. Я не думал, что это окажется такой сложной процедурой. Суда выстроились по ранжиру: вначале – большие, затем все меньше и меньше. Мы оказались в самом конце.

Мы должны были пришвартоваться к катеру, под голландским флагом. Я заранее приготовил две веревки, по 30 метров, потому что в лоции сказано, что привязываться надо двумя веревками, идущими с носа на корму впередиидущего судна. Но этому голландцу мои веревки не понравились, потому что они тонущие (и он боялся, что они намотаются ему на винты). Поэтому он подал свои веревки, но они были короткие (метров 10). Буксировщик заметил это и заставил нас все переделать. Пришлось голландцу согласиться на мою веревку, но он попросил не выключать двигатель и держать веревку в натяг.

Слава Богу, кое-как соединились, и в 19-20 началась буксировка.

Представьте себе тоннель, в котором течет река, и вы плывете по этому тоннелю. Высокие сводчатые кирпичные стены, люминесцентные лампы под потолком, а позади, далеко, маленькое пятнышко света, все уменьшающееся в размерах. Вначале было интересно, но после 1 000 метров, вспомнив, что длина туннеля – 5 670 м, стало как-то грустно, потому что с такой скоростью (1,5 узла) идти мы должны были очень долго.

Глубина в тоннеле - 3 метра. На левой стороне тоннеля через каждые 10 метров встречались желтые таблички с указанием расстояния от входа в тоннель. На 2 000 метрах исчезло светлое пятнышко, обозначавшее вход в тоннель.

Мы шли за катером, временами приходилось давать ход назад, чтобы натянуть буксирные тросы, чтобы не дать им намотаться на винт катеру. Шли долго, часа два. Надоело. К тому же голландский катер, к которому мы были привязаны, не заглушил двигатель, и мы должны были нюхать его на редкость вонючий выхлоп.

Наконец, вышли из тоннеля и еще больше получаса двигались вперед с черепашьей скоростью мимо пришвартованных барж. Когда мы входили в тоннель, было светло, когда вышли – совсем темно, да еще начал идти дождь. Наконец, катер, который шел впереди нас, повернул к берегу и начал швартоваться. Мы тоже последовали его примеру.

Возникла проблема: к чему крепить швартовы? На берегу не было никаких причальных приспособлений. К счастью, от предыдущего хозяина моей лодки мне досталась коробка с железными крючьями, которые шведы используют, чтобы забивать их в щели скал и привязывать к ним лодку. Я взял эти крючья и забил их в землю – получилось хорошо. Лодка спокойно простояла всю ночь, привязанная к этим крючьям.

Координаты стоянки: N 49-56,427’ E 003-14,500’ Пройдено за день: 13,7 мили.

29 АПРЕЛЯ 2009, СРЕДА

Думали, сегодня будем спать долго, выспимся как следует. Но, видно, организм уже привык просыпаться рано. Мы проснулись часов в 9, встали, позавтракали, набрали воды в бак и в 12 часов покинули гостеприимную марину города St-Quentin (Сен-Кантен).

Голландский катер уже ушел, мы этому были рады – не хотелось нам шлюзоваться с ним и нюхать его вонючий выхлоп. Погода была хорошая, светило солнце, температура поднялась до +20. Я начал потихоньку разоблачаться – снял непромоканец и один из свитеров, но, как оказалось, преждевременно – как только солнце спряталось за тучку, стало холодно.

За день мы успели пройти 13 шлюзов. Надо сказать, что с тех пор как шлюзы стали работать на спуск, шлюзоваться стало намного легче. Заходишь в шлюз, лениво набрасываешь сверху веревки на кнехты, затем приподнимаешь синий стержень, управляющий шлюзом – и ждешь в лодке, пока шлюзование закончится. Никаких особых проблем. В одном из шлюзов четыре шлюзовщика о чем-то стали спорить, глядя на наш флаг. Потом один из них спросил нас: «Руссо»? Мы радостно закивали головами. Шлюзовщик с торжеством поглядел на своих товарищей и, чтобы окончательно добить их своей эрудицией, спросил нас: «Москоу»? Я думаю, он не знал других русских городов и я, чтобы не расстраивать его, сказал, что да, мы из «Москоу».

Постепенно местность вокруг канала становилась все живописней. Появились зеленые и желтые поля, аккуратные домики. Движение в канале не очень оживленное – яхт и катеров мы вообще почти не видели, только большие баржи двигались нам навстречу. Миновали город Tergnier (Тернье), и пришли в 7 вечера в город Chayny (Шони). Там мы остановились на ночевку. Рядом с мостом там есть набережная, с небольшими кнехтами, видимо, специально предназначенная для проходящих яхт. Туда мы и пришвартовались. И здесь обнаружили наш знакомый голландский катер, с которым, мы думали, больше не увидимся.

Координаты N 49-36,364’ E 003-13,273’ Прошли за день: 21,5 миль.

30 АПРЕЛЯ 2009, ЧЕТВЕРГ

Утром проснулись не спеша, часов в 10. Я думал поспать еще, но Милая сказала, что выспалась и желает осмотреть город. Мы позавтракали, а затем прогулялись по городу Шони.

Искали заправку, чтобы купить топлива, но не нашли. Голландский катер, который ночевал рядом с нами, к тому времени уже ушел. На другой стороне канала, напротив набережной, у которой мы ночевали, имелась «цивильная» стоянка, где были причалы и столбики с электричеством и водой. Мы зашли туда, надеясь помыться в душе, но обнаружили на нем кодовый замок. И – ни души вокруг.

В 11-25 запустили двигатель и пошли. Погода была хорошая, светило солнце, было тепло. До деревни Abbecourt, где нам надо было поворачивать налево, в Canal de l’Oise al’Aisne (этот канал соединяет две реки – Oise и Aisne) было минут 40 хода. Я передал руль Милой, а сам занялся хозяйственными делами: подтянул леера, установил антенну Навтекс на кормовой релинг, и так увлекся всем этим, что забыл следить за маршрутом. Мы чуть не проскочили нужный поворот, но Милая вернула меня к обязанностям штурмана, задав вопрос: «Куда рулить – направо или налево?»

Мы повернули налево и вошли в шлюз. Шлюз открылся автоматически, как только мы пересекли линию фотоэлектрических датчиков, стоящих на берегах канала. Шлюз был высокий и работал на подъем. Мы приготовились к неприятностям, так как шлюзы, работающие на подъем, имеют гораздо более буйный нрав, чем те, которые работают на спуск. Но обошлось. Вообще, все шлюзы на этом канале оказались спокойные. В них вода поступает камеру не с края камеры, а со дна, благодаря чему не создается потока вода в камере и шлюзование проходит спокойно. Стенки шлюзов были чистыми и хорошими, но все же шлюзы обладали тем же недостатком, что и остальные французские шлюзы – там не к чему было цепляться. В первом шлюзе мы кое-как зацепились за кнехты, расположенные наверху, а в остальных стали поступать так: причаливали к лестнице, вмурованной в стенку шлюза, затем Милая храбро поднималась по ней на 4-метровую высоту, принимала у меня швартовы и набрасывала на кнехты. Швартовы она отдавала мне, а сама шла по мостику на другую сторону шлюза, чтобы дернуть за синий стержень, который включал шлюзование. Затем ей надо было успеть вернуться на лодку до того, как ворота шлюза закроются, и вода начнет наполнять камеру, чтобы занять свое место на носу лодки, с носовым швартовом. Как шлюзоваться в этих камерах в одиночку – мне сложно представить. 

В первом шлюзе на этом канале нам выдали пульт дистанционного управления для того, чтобы открывать шлюз, когда мы подходим к нему. Причем вышел забавный случай: я прочитал на шлюзе надпись, что здесь надо получить пульт дистанционного управления и пошел искать кого-нибудь, чтобы взять у него этот пульт. Нашел какого-то мужика, вскапывающего клумбу для посадки цветов. Показал ему жестами, что я хочу. Он молча прошел со мной к домику на шлюзе и показал пальцем на дыру в стене, прикрытой дощечкой. Я поднял дощечку и обнаружил за ней пульт. Вот так вот просто: подошел, взял пульт, пошел дальше. На последнем шлюзе – положил пульт обратно в дыру. А у нас, в России, было бы все по-другому: под роспись, с предъявлением паспорта и т.п. Меня этот случай заставил сильно задуматься о разностях менталитетов – нашего и европейского.

Канал, по которому мы шли, в одном месте проходил по мосту над рекой Oise. Удивительно было наблюдать себя плывущим в лодке НАД рекой.

Видели маленького оленя, переплывающего канал. Сфотографировали его.

На шлюзах кое-где можно набрать воды. Там висят шланги, рядом с водопроводным краном.

Во время плавания произошло только одно происшествие: в одном месте канал был сужен стоящими у берегов баржами. И навстречу мне шла баржа. Я решил, что обогну первую стоящую справа баржу, а за это время та баржа, которая идет навстречу, пройдет вторую баржу, стоящую дальше у левого берега. И затем мы спокойно разойдемся на пространстве между этими двумя баржами. Но вышло по-другому: идущая навстречу баржа почему-то замешкалась. Мне даже показалось, что она остановилась, пропуская меня. Я дал хода вперед, но, подойдя ближе, увидел, что баржа все же движется и мы, по закону подлости, встретились в самом узком месте, все втроем – стоящая баржа, идущая баржа, да еще я. Пришлось дать сильно вправо, почти под самый берег и идти, прижимаясь к кустам. Два раза лодка килем наехала на грунт, но не остановилась, а пробила мягкий ил и пошла дальше. Все кончилось благополучно, но для себя я сделал вывод: лучше было остановиться и подождать, пока идущая навстречу баржа пройдет мимо.

Всего прошли за день 9 шлюзов. Встали на ночевку возле плавучего причала, с водой и электричеством. Надпись на столбе гласила, что это место называется Pargny-Filain и стоянка здесь стоит 7€. Но никого вокруг, кому можно было заплатить, не было. И утром никто не появился.

Координаты стоянки: N 49-28,055’ E 003-33,197’ Пройдено за день 20,7 мили.

Заменил масло в двигателе, так как наработка уже 52 часа. По инструкции, масло положено менять через каждые 100 часов, но я меняю чаще. Покупаю для этого дешевое минеральное масло в больших 5-литровых канистрах. В Кале купил 25 литров, полагаю, что этого мне хватит до Турции (расход масла: 2,8 литра на каждую замену).

1 МАЯ 2009, ПЯТНИЦА.

Погода в этот день была отличная. Небо было ясное, сияло солнце. Ночью мы спали с тепловентилятором, выставив его в кокпит. Утром температура внутри лодки была +22 градуса. Милая, выбираясь утром из-под одеяла, изрекла: «Просыпаться при +22 гораздо лучше, чем при +10».

Оказывается, французы тоже празднуют 1 Мая. Я не знал об этом, поэтому совершил большую глупость, в которой честно признаюсь.

На нашем пути был тоннель. Мы подошли к нему около 10 часов утра. На треугольном светофоре возле тоннеля не горели никакие огни, ворота, запирающие вход в тоннель, были широко открыты, а в конце тоннеля виднелось светлое пятнышко выхода. Казалось, что тоннель короткий. И я, не подумав хорошенько, повел лодку в тоннель. Надо было пришвартоваться перед тоннелем и осмотреться, но я решил, что ничего, тоннель коротенький, сейчас мы его минут за 10 пройдем. Но, войдя в тоннель, я понял, что совершил ошибку. Тоннель явно не функционировал, потому что не горели лампы, висящие на стенах тоннеля. И тоннель был гораздо длиннее, чем казалось снаружи. Его длина, как я потом узнал, была 2 365 м. Я быстро прикинул все возможные варианты, почему тоннель не работает и понял, что все дело в 1 Мая. У французов выходной! И это меня успокоило: раз у них выходной, значит, шлюзы перед тоннелем тоже не работают и никакой корабль сюда войти не сможет. Так что риска встретиться в тоннеле с баржей не было, единственное, что могло произойти – что какой-то такой же балбес, как и я, сунется в этот тоннель с другой стороны. Но слева в тоннеле тянулся широкий тротуар вдоль стены, к которому можно было, в случае чего, причалить, остановиться и подать сигналы фонарем.

Так что мы пошли вперед. Темнота постепенно сгущалась, но красный и зеленый ходовые огни, горевшие на носу, освещали стенки тоннеля, так что дорогу я видел. К тому же впереди, как путеводная звезда, светилось яркое пятнышко выхода. Шли со скоростью 3 узла, и я рулил предельно внимательно, стараясь держаться на равном расстоянии от правой и левой стен. У меня затекло колено, на которое я опирался, но я не замечал этого. Время тянулось медленно. Картплоттер пикнул и выдал сообщение, что потеряна связь со спутниками. Его экран слепил мне глаза, поэтому я попросил Милую накрыть его крышкой – стало лучше.

Но все кончается – и хорошее, и плохое. И этот тоннель тоже кончился. Минут через 40 мы вышли под яркий солнечный свет, и я вздохнул с облегчением. А затем обругал себя изо всех сил за глупость. Ведь очевидно же было, что тоннель не работает! Я думаю, все это произошло из-за того, что я приобрел уверенность в своих силах и поэтому стал менее осторожен. В прошлом году я бы, скорее всего, остановился перед таким тоннелем, а в этом году стал более беспечен. Это плохо. Я пообещал себе, что буду более осторожен.

Сразу за тоннелем был шлюз, который, конечно, не стал открываться в ответ на сигнал с нашего пульта дистанционного управления. Поэтому мы пришвартовались рядом со шлюзом и остались там на ночевку.

Вокруг была пустынная красивая местность – поля, рощицы, заброшенный дома на берегу канала... Если не считать шлюза и домика рядом с ним, вокруг не было никаких признаков людей.

Координаты: N 49-25,589’ E 003-37,221’ Сегодня мы прошли 3,92 мили.

Спать легли рано, в 8 часов, с надеждой встать завтра пораньше, часов в 6.

Комментарии статьи(0)

Еще нет комментариев. Будьте первым!

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии Вход