Жизнь в море

Когда размышляешь о долгом путешествии на лодке, в первую очередь думается о днях плавания. Мне не редко доводилось встречать людей, которые спрашивали, не скучно ли нам во время плавания, как мы проводим время ничего не делая, запертые на лодке. Одна женщина даже говорила что думает отправить мужа одного, и встретить его по другую сторону океана, чтобы не изнывать от скуки во время перехода.

На самом же деле жизнь на лодке совсем не такая, как её представляют. В первую очередь я чувствую себя обязанной подчеркнуть и гарантировать, что время проведённое в плавании, если только вы не собираетесь принять участие в Round World Rally, составляет малую часть от времени стоянок на якоре напротив какого-нибудь пустынного пляжа или разноцветной деревни.

Во время нашей кругосветки, подсчитав по судовому журналу, мы прошли 27.000 миль. Если брать в среднем 100 миль в день, 270 дней плавания, то есть девять месяцев. Кругосветка длилась чуть больше трёх лет, 38 месяцев. Время, в течении которого мы не находились в плавании, 29 месяцев, мы провели на якоре. Не плохо!

Во вторую очередь дни плавания вовсе не монотонны, и если уж сказать честно, и не трудны. Наоборот! В большинстве случаев, когда плавание проходит в тропическом поясе, оно проходит с сезонными ветрами и в попутном направлении, как минимум в бакштаг. Поэтому нет той неопределённости, неожиданых перемен направления и неудобств, которые присутствуют во время круиза по Средиземноморью даже в летний период. Спокойное и комфортное плавание, во время которого привыкаешь к обстановке на лодке. И хотя случается иногда неожиданный шквал и неизбежно какой то отрезок пути в лавировку (из тех 27.000 миль несколько тысячь были против ветра), всё это является частью повседневной жизни. Через пару дней навигации вливаешься в ритм лодки, её движения, движения солнца и луны. Нет больше морской болезни и неудобства, потому что лодка становится нашей естественной средой обитания. Каждый раз когда нам приходится пересекать океан или совершать длинный переход, происходит всё примерно одинаково. Первые два дня привыкаем, питаемся кое-как и немного тяжело от чередования периодов сна с вахтами. Потом неожиданно адаптируемся, словно всегда жили в этих условиях и можем продолжать идти дни и недели безо всяких проблем, физических или психологических.

Помню наш первый переход через Атлантику. Мы разработали ежедневный график работ, чтобы заполнить дни. Был там недельный цикл контроля лодки, день уборки (?), пара часов изучения испанского, в преддверии прибытия в Южную Америку, хотя в итоге мы и пришли на Тринидад, где говорят по английски, утреннее, полуденное и вечернее определение по солнцу с помощью секстанта, в сумерках определение по звёздам, два раза в неделю выпечка хлеба, подготовка писем для отправки домой и прочее подобное. Я даже вставила пол часа гидромассажа, сидя на кормовой лесенке. Мы так хорошо влились в наш ритм, что прибыв на Тобаго не решились остановиться и пошли дальше на Тринидад.

При последующих переходах мы уже не планировали себе работ на каждый день, дела на борту всегда найдутся, не соскучишься.

Первая забота это навигация, и без этого никак. Далее нужно позаботиться о лодке, как о её движителе, так и о самой скорлупке, поэтому контроллировать периодически такелаж, пальцы, шплинты, вантпутенсы, фалы, ветровой рулевой и поддерживать в чистоте каюты, где неизвестно почему, всё пылится и грязнится как на суше. И потом есть нормальный быт, готовка, мойка посуды, сон, отдых, учитывая что ночью приходится стоять вахты.

Со стиркой я стараюсь дождаться окончания перехода и перепоручить её кому-нибудь. Даже в самых маленьких деревнях не трудно найти кого-то кто за это возмётся, конечно если там есть пресная вода в достатке. Достаточно дать мыла! Кто-то однако стирает на борту и в ручную. Я помню одну мамашу из Южной Африки с тремя дочерьми, которая во время прохождения Панамского канала, на озере Гатун стирала бельё своих дочек, используя оказию пресной воды.

Несмотря на все эти дела, время всё равно остаётся, даже если вычесть дневной сон, необходимый по причине ночных вахт. Войти в ритм жизни на лодке означает также не беспокоиться больше о времени, испытывать удовольствие наблюдая за волнами поднимающими и опускающими корму, день за днём ожидать восхода солнца, наблюдать как оно движется по небу и наслаждаться красками заката. Наблюдать за облаками, за тем какие формы они принимают в своём движении. Учиться распознавать звёзды и созвездия, возможно совершенно отличные от тех что мы привыкли видеть с детства. Наблюдать за ростом луны, которая из тонкого серпа с каждым днём становится всё больше и наконец освещает море жёлтым светом, восходя каждый день чуть позже, в точке противоположной той, где зашло солнце, наблюдать как она уменьшается и исчезает, чтобы словно по волшебству возникнуть в другой части неба, поднимаясь вслед за только что закатившимся солнцем.

Для многих привыкших к торопливой городской жизни очень странно иметь свободное время, и тут можно дать волю желаниям. Чтение, для тех кто любит читать, а так же для тех, кто на суше им пренебрегает, самое распространённое занятие. Перед отправлением запаситесь книгами. Чем больше вы их сумеете распихать на боту, тем лучше. Возьмите всех классиков, которых не довелось прочитать прежде. Что может быть лучше чем оказаться на природе в компании Шекспира или Толстого? Если вы читаете только по итальянски, вряд ли сможете достать новые книги, разве что встретив лодку соотечественников сделаете обмен. Если читаете и на других языках, возможностей запастись чтивом будет больше, возможно даже букинистической книгой. Можно меняться с другими лодками, хотя должна сказать, что книги на английском, которые можно найти на обмен, довольно низкого уровня! Но можете также рассчитывать на друзей, приезжающих вас проведать. На лодке наших друзей из Франции все приезжающие из далека гости обязаны привезти с собой пять килограмм книг и столько же увезти. Таким образом хозяева освобождают полки и всегда со свежей литературой.

Но ведь есть не только чтение. Возможны любые занятия и развлечения которыми дома заниматься нет времени. Например живопись, для увековечивания прекрасных видов, на которых останавливается взгляд. Мы втретили одного американца, который в Австралии продавал акварели с изображением мест в которых побывал и они шли нарасхват среди экипажей лодок, которые узнавали на в них места где бывали сами. Если нет способностей к рисованию, можно запечатлеть воспоминания в словах, кто-то даже делает это с помощью диктофона, чтобы потом отослать домой живые рассказы. Ещё есть фотография и видеосъёмка.

И наконец ещё тысячи занятий, от домашней выпечки до изготовления различных самоделок, от вышивки до…один ирландец на лодке изготавливал гитары. Если с вами дети, часть времени нужно уделять их обучению, если вас на борту много, заводятся философские беседы и разыгрываются азартные партии в карты. А одиночки? Похоже они тоже не скучают!

Всё сказанное действительно для плавания, но в действительности дней проведенных на якорной стоянке намного больше чем проведённых в открытом море. Во время первой кругосветки мы проводили часы собирая о чистя раковины и прочие сокровища, чтобы увезти их домой. Сейчас, когда мы должны фотографировать, снимать видео и писать, времени мало, и мы ограничиваемся сбором образцов песка из каждого места где побывали, каких нибудь особенных семян и камешков.

На «Веккиетто», когда стояли на якоре, ловили рыбу каждый день. Когда рыбы было слишком много, консервировали её в масле и упражнялись в новых способах приготовления и заготовок свежих продуктов, которые нам удавалось достать. Я часто замечала, что желудок приносит гораздо больше вдохновения чем разум в придумывании новых занятий, и встречаются множество лодок, на которых люди готовят самые невероятные вещи. Почти все австралийцы и новозеландцы готовят на борту пиво используя взятый из дома концентрат в больших запечатанных банках или даже из сахара и дрожжей.

Многие делают вино, используя корки от фруктов. Когда мы встретили Риту и Энцо Руссо, они кормили нас сыром, сакэ и кантуччини, все приготовленное ими на борту «Татанаи». Мишель, одиночка из Ломбардии, на борту Арпэж готовит свежую лапшу, с помощью машинки из нержавейки, и развешивает её сушиться в каюте. На Фиджи мы встретили испанскую яхту на которой готовили прекрасный балык из филе тунца, завяливая его самым великолепным образом, а среди итальянских яхт, с которыми пересекались в Тихом океане, ходит рецепт приготовления вяленого мяса. Кто-то сушит рыбу, кто-то заготавливает её в масле, заготавливает икру пойманых тунцов и так далее. Когда мы останавливались на острове Кокос, на берегу англичане устроили коптильню для филе марлина. Объедение! Короче говоря каждый ухищряется по своему, чтобы в самых экзотических местах сделать что-нибудь домашнее, чего так не хватает, когда выбор не богат и питание однообразно.


Прибытие

Перейдя океан, первое большое отличие от Средиземного моря с которым сталкиваешься — приходится стоять на якоре. И это, в первую очередь, по необходимости. Марин в мире, кроме как в крупных центрах, почти нет, а те немногие что есть, очень дороги. Хотя, по правде говоря, возвращаясь через много лет в места где были раньше, например Бали или Фиджи, мы обнаружили марины там, где раньше их не было. Они так же дороги как и в Италии (на Бали даже дороже) и место нужно заказывать зараннее.

Но будь то выбор по необходимости или из экономии, очень скоро вы заметите многочисленные преимущества стоянки на якоре. Нет риска наводнить лодку мышами и тараканами, которые в теплых странах ходят выводками, стоите ли вы у грязного портового причала или дорогих понтонов марины. Единственный раз у нас завелись тараканы на борту, когда в Килифи, в Кении, мы делали обработку днища используя отлив, подведя лодку к причалу. Хватило десяти дней. К счастью у нас никогда не было мышей! Когда стоишь на якоре, не беспокоят, или почти не беспокоят комары, которые в тёплых странах могут распространять малярию, и это большое преимущество. Кроме того на якоре никто не беспокоит, ведь чтобы добраться к вам на борт или подойти поздороваться, нужно иметь собственное плавсредство.

Прибыв в новую страну, первую остановку нужно делать в таможенном порту, чтобы оформить официальный приход. По прибытию сразу же погружаешься в обычные в таком случае дела, бюрократические формальности, заправка воды, ремонт мелких неисправностей накопившихся за время перехода, поиск свежих продуктов, хлеба, овощей. Каждый раз это интригующее приключение, рынки, горы фруктов, по большей части незнакомых, поиск магазинов и супермаркетов, для пополнения камбуза, бесчисленные лавки в которых продают всякую всячину и которые дают первое, очень живое впечатление о живущих здесь людях.

До приезда в новую страну я люблю прочитать как можно больше того что было о ней написано, особенно теми, кто приезжал туда как путешественник, даже если это было очень давно. Мне нравится сравнивать впечатления о которых читала с собственными. Отмечать, что осталось по-прежнему, что изменилось, знать зараннее, что представляют из себя местные люди, их историю, обычаи. Может быть полезным прочитать какой-нибудь путеводитель, который поможет найти магазины, гдеможно пополнить запасы камбуза, ресторан, какую-нибудь достопримечательность, которую стоит посетить.

В этом смысле полезны путеводители издательства "Lonely Planet", "Travel survival kit", они дают информацию о истории страны, немного технических советов и много практической информации.

Естественно, когда вы забираетесь в дальние края, куда лишь на яхте и можно добраться, трудно будет найти путеводитель, который поможет вам отыскать что либо, как и вообще что нибудь написанное побывавшими там до вас.

Для тех кто путешествует традиционными маршрутами, остановки в местах обязательных по географическим или бюрократическим причинам, означают встречи с яхтами, с которыми уже виделись раньше. Панама, например, это место встречь. В ожидании прохода через канал, обязательна остановка на несколько дней в порту Колон, где кроме всего прочего можно сделать хорошие запасы продуктов по хорошим ценам. Кроме яхт клуба нет других мест где можно собраться, и там завязываются знакомства со всеми теми, кто находится в плавании в этот период. Потом прохождение канала, когда в течении двух дней живёшь в симбиозе, буквально привязавшись друг к другу (лодками!), возможно даже не один раз, потому что по принятому обычаю, если есть двадцать лодок идущих к Тихому океану, то сначала проходят первые десять, а экипажи второй десятки им помогают. Потом лодки оставляют в Бальбоа, на Тихом океане и все возвращаются в Колон, чтобы перегнать следующие десять. В конце концов между этими людьми завязываются тесные отношения. Потом все они рассеиваются по просторам южного Тихого океана. Не все, если только не было договорённости зараннее, выбирают те же места для остановок, но уже в Папеэте, и неизбежно на Сува снова встречаются, и тогда начинаются бесконечные рассказы, барбекю, выпивка и в разговорах начинает промелькивать фраза:

— В следующий раз…

Но кроме экипажей других лодок, в путешествии по морю завязывается дружба и с обитателями островов и деревень посещаемых по дороге. Если забираться в необычные места, на острова, где проход в лагуну, возможно, немного затруднён, часто оказывается, что ваша лодка стоит на якоре напротив деревни в одиночестве и неизбежно становится её частью. Каноэ подходят к вашему борту предлагая свой товар на обмен и вы проводите долгие часы сидя на циновках у хижины, разговаривая с женщинами, которые занимаются готовкой, играя с детьми, кушая вместе с ними или пытаясь научится плести циновки.

На острове Ниуатапутапу на Тонга, вечерами мы сходили на берег и пели вместе с жителями деревни, те же самые церковные песни, они на своём языке, мы на итальянском или латыни. Раз в такой же манере мы читали молитву, это было очень забавно.

В кругосветке на «Веккиетто» мы старались выбирать места для остановок отбрасывая те, которые были описаны в официальных путеводителях. Мы завязали особенные отношения с полинезийцами, индонезийцами, с обитателями деревни на островах Саломон, с рыбаками острова Ханиш, с вышивальщицей на Шри Ланка. С некоторыми из них мы до сих пор периодически обмениваемся письмами, с другими встречались, вернувшись в те же места через много лет.

После всего, когда, и если вы вернётесь домой, или если просто будет случай сравнить себя с друзьями оставшимися дома, вы заметие, насколько жизнь в море вас изменила.

Я не имею ввиду, что ступни ваши стали шире от постоянного хождения босиком, что кожа загрубела от солнца и соли, что вы теперь можете есть что угодно, необычного вида и находить это вкусным и даже пить тёплую воду. И даже не то, что вы научились обходиться почти ничем и утилизировать всё что угодно. Жизнь в море меняет человека внутри. Учит оценивать вещи и людей более глубоко, рассчитывать только на собственные силы, но при этом не отказывать в помощи другим, распознавать дружбу по незначительным вещам, привязанность по спонтанным жестам.

Комментарии статьи(0)

Еще нет комментариев. Будьте первым!

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии Вход