Плавание в тропиках

Земля велика, имеет форму шара и вращается вокруг своей оси. Одним из последствий этих общеизвестных фактов является наличие трёх климатических регионов. Полярных, где всегда холодно, умеренных, где жарко или холодно в зависимости от времени года, и тропиков, где всегда жарко.

Тропический пояс, это полоса глобуса заключённая между параллелями 23 градуса северной и 23 южной широты. Здесь солнечные лучи падают на землю почти вертикально интенсивно нагревая её круглый год. Здесь нет холодного периода, часто идут дожди, растительность богатая и пышная, растения и фрукты растут сами по себе, море тёплое и наполнено тысячами различных форм жизни. Этот земной рай, один из самых лучших регионов для тех, кто любит море и плавания.

И конечно, парусная лодка, лучшее средство для того, чтобы наслаждаться тропиками, как и тропики, идеальное место для круиза на парусной лодке: постоянные умеренные ветра, море богатое рыбой, тёплая вода, комфортные температуры и днём и ночью. Чего ещё желать?

Однако обстановка не похожа на ту, к которой мы привыкли и нужно изучить её ритмы и уважать индивидуальность.

Начнём с островов. Так как большая часть коралловых островов представляют собой просто песчаные пятачки, покрытые пальмами или кустами, нельзя ожидать что они будут видны издалека. Иногда, при хорошей видимости, присутствие больших атоллов и лагун может быть замечено за несколько десятков миль по зеленоватому отражению в небе, но доверяться этому нельзя.

Дистанция видимости вычисляется по формуле

d=2√h,

где d – расстояние в милях,

h — высота наблюдаемого объекта в метрах.

Если на острове растут пальмы (высотой 10–20 метров) его не будет видно, пока не подойдёшь на восемь, десять миль, когда из-за горизонта появятся кроны самых высоких деревьев. Появляясь, они представляют собой странную картину, частокол вертикальных палочек, немного беспорядочный, словно зубья поломанной расчёски, которые при приближении вырастают и открывается земля.

Если пальмы не растут, и это просто песчаный островок, ничего не будет видно вплоть до расстояния в пару миль.

Тропические острова почти всегда окружены коралловыми рифами, которые могут примыкать к суше (береговой риф) или растягиваться в море на несколько миль (коралловый барьер). Ещё существуют атоллы, где земли почти нет. Он состоит из кораллов с редкими песчаными островками.

Сами коралловые рифы очень плохо видны, так как большую часть времени находятся под слоем воды. Немного легче заметить их при подходе с наветра по разбивающимся на них из-за резкого уменьшения глубины волнах. Белую линию обрушивающихся гребней можно увидеть на расстоянии до двух миль от кораллового барьера. С подветренной стороны белые гребни могут тоже быть, а могут и не быть, зависит от того, есть ли волна. Поэтому подходить нужно очень осторожно, пока не заметите изменение цвета воды ближе к голубому, которое указывает на внешний край кораллового рифа. При хорошей видимости изменение цвета становится явным на расстоянии мили или чуть меньше.

Коралл, это живое создание, агломерат миллиардов микроорганизмов окружающих себя известковой оболочкой и объединяющихся в огромные барьеры. Разрастаясь они превращаются в полупогружённые рифы окружающие острова и земли, формируя периметры атоллов или просто неожиданно поднимаются со дна, как посвящённые Нептуну соборы.

Коралловые рифы, когда смотришь на них под водой, очень красивы. Бесконечное разнообразие цветов и форм, подводные гроты и расщелины, скрывающие постоянно новые сюрпризы. С точки зрения подводных обитателей коралловый риф наверное является идеальной средой для жизни, если судить по невероятному разнообразию их видов, больших и малых рыб, ракообразных, моллюсков и множества странных и загадочных животных, живущих в тесном симбиозе с кораллами. Волшебный и неповторимый мир, красоту которого трудно описать тому, кто сам его не видел.

Но с точки зрения киля парусной лодки коралл, одна из самых больших опасностей, просто скалы, к тому же ещё и острые. Поэтому коралловый риф постоянно занимает мысли тех, кому приходиться плавать вблизи него. Так как избежать рифов нельзя, почти все острова окружены ими, стоит изучить их получше.

Сегодня во многих случаях можно полагаться на крупномасштабные морские карты, которые довольно точно передают форму и размеры коралловых барьеров. Сигналы же, такие как маяки, буи и вехи на коралловых рифах распространены мало, и даже когда есть, они намного менее ясные и менее видимые чем те, к которым мы привыкли плавая в наших морях. Иногда простая палка воткнутая в коралл отмечена на картах как важный сигнал судоходной обстановки. Вы подходите спокойно, в уверенности что барьер отмечен, пока не приближаетесь к нему почти вплотную и тут внезапно замечаете риф прямо перед лодкой и чуть подальше чёрную кривую палку, которая должна бы быть важным сигналом. И маяки тоже, когда они есть, это просто огонь поднятый на простом постаменте не выше четырёх, пяти метров.

Таким образом, независимо от наличия маяков и буев в зонах рифов можно плавать только днём и только в условиях хорошей видимости, потому что, в конце концов, только внимательный взгляд по сторонам может обеспечить безопасность плавания.

Как разглядеть коралловый риф с лодки? При приближении к нему, если море спокойное, через прозрачный тонкий слой воды видны коричневые, жёлтые или зеленоватые тени. Нужно быть очень осторожными. Риф часто развивается по вертикали, или почти, и тогда переход от большой глубины к мели происходит мгновенно. Дабы избежать аварий в таких случаях очень помогает страх. Именно так, когда рядом коралловые рифы нужно быть нервными, сконцентрированными, маниакально осторожными, не отвлекаться ни на что, часто контроллировать карту и постоянно смотреть по сторонам. Возьмём наше прибытие на Чагос несколько лет назад.

В тринадцать часов заходим в пролив ведущий внутрь лагуны.

Убираем паруса и идём под мотором, ориентируясь на тёмный цвет глубокой воды по центру прохода. Две минуты затаённого дыхания и судорожного внимания и мы во внутренней лагуне.

— Какое чудо. — Нет больше опасностей. Нет болше волн и нет течений. Вода снова глубокая и у нас есть время осмотреться и получше разглядеть новую землю до которой мы добрались.

На самом деле земли здесь видно мало, но та что есть очень живописна. Она появляется в виде бесконечной цепочки прекрасных островков, маленьких и низких, расположенных по периметру атолла. И атолл так велик, что островкам не видно конца.

— Остаётся только найти где бросить якорь и обещаю тебе купание в самом красивом месте в мире.

— Скорее бы.

Идём курсом на восток, чтобы пересечь лагуну и встать под прикрытием восточных островов, где в случае сильного ветра мы будем защищены сушей. Проходит пол часа и острова приближаются. С внутренней стороны огромные пляжи, а дальше, где начинается растительность, высокие густые пальмы. Нужно только подойти и бросить якорь.

Однако две попытки подойти к берегу закончились поспешным отступлением. Кораллы поднимались со дна вертикальной стеной. По эту сторону стены глубина в лагуне больше пятидесяти метров и встать на якорь мы не можем. По другую сторону, глубина всего несколько сантиметров и видно как рыба плещется и прыгает на коралловом мелководье. Делаем ещё пару попыток, потом решаем остановиться и поразмыслить. Ставлю мотор на нейтраль, Лиззи приносит карту в кокпит и мы углубляемся в её изучение, в то время как лодка медленно дрейфует. Пытаемся найти место, где глубина уменьшается более плавно, но карта старая, цифры отметок глубин микроскопические и кажется всё подтверждает, что отлогих подъёмов здесь нет.

— Подожди, возьму очки. — говорит Лиззи и исчезает в каюте. Проходят две секунды и я вздрагиваю от пронзительного звука сирены эхолота и сразу же за ним следует ужасный удар.

Появляется бледная Лиззи, я вскакиваю на ноги. Мы смотрим друг на друга: «О боже, мы кажется стукнулись о дно!».

Я бегу к штурвалу оглядываясь вокруг: жёлтые и зелёные тени коралла, просвечивающие впереди и слева по борту, подтверждают, что мы идём на рифы. Переключаю мотор на задний ход, даю полный газ и выворачивю штурвал вправо, пытаясь направить корму в единственную зону, которая мне кажется свободной. Но на заднем ходу лодка управляется плохо и не слушается руля.

Киль ударяется ещё раз и моё сердце вздрагивает вместе с ним. Ещё один удар, более лёгкий, наконец лодка набирает ход назад и начинает понемногу реагировать на перекладку руля. Третий удар, успеваю заметить как мачты вздрагивают и вибрируют вместе с вантами и штагами. Боюсь даже подумать, что будет, если мы повредим корпус, именно здесь, посреди океана, где помощи ждать неоткуда. Ещё несколько секунд и вода снова неожиданно становится глубокой, эхолот молчит и показывает двадцать пять метров. Мы напуганы и дезориентированы.

— Как это могло случиться?

— Я ничего не видел.

— Какое легкомыслие!

Усталость после перехода, лагуна с её пастельными цветами, спокойная вода после стольких дней в море, расслабили нас до такой степени, что мы позабыли самые элементарные меры предосторожности. Вместо того, чтобы одному стоять на руле а другому смотреть с мачты, мы по необъяснимой глупости сидели оба в кокпите, изучая карту, в то время как лодка дрейфовала на отдельно стоящий риф.

Вот так, никогда не отвлекайся!

С точки зрения видимости, оптимальные условия для плавания между рифами когда солнце стоит высоко и лучше со спины, а поверхность воды немного рябит. В таких условиях, если вода прозрачная, а она почти всегда прозрачная, можно спокойно идти вперёд, даже если приходится крутить слалом между кораллами. Намного хуже если солнце затянуто тучами и особенно если поверхность воды гладкая, потому что гладкая вода отражает серый цвет неба и совершенно не видно что находится под ней. Ещё хуже, когда солнце стоит низко и находится прямо по курсу. В этом случае рифы становятся абсолютно невидимыми и плавать между ними в таких условиях нужно избегать. Поэтому, когда планируется подход к островам после перехода, или просто переход с одного острова на другой или с одной якорной стоянки на другую, нужно рассчитывать так, чтобы прибыть в районе полудня, когда солнце ещё высоко, и можно заходить во всех направлениях. Если направление захода на в лагуну совпадает с восточным, можно прибыть и во второй половине дня, так как солнце на западе не будет мешать, если заход на запад, чтобы не рисковать, нужно успеть до 15.00.

Видимость дна улучшается если использовать солнцезащитные очки с поляризованными стёклами (Polaroid), которые устраняют часть бликов на поверхности воды, и улучшается ещё больше, споднятием точки наблюдения. С носового релинга видно лучше чем с палубы, с краспиц видно лучше чем с релинга.

Чем выше забираешься, тем лучше видно дно и его рельеф. С другой стороны, когда вода прозрачная, чем выше находишься, тем труднее оценить глубину. Хороший компромисс, удобное положение сидя на краспицах. Со временем и опытом становится достаточно одного взгляда, чтобы выбрать лучший проход.

При плавании близко от рифов часто приходится иметь дело с течениями, приливами и отливами, которые иногда сильно усложняют плавание, особенно когда приходится преодолевать каналы, называемые passé, ведущие внутрь лагуны атолла. Проблема в том, что вся вода, которая должна войти или выйти из лагуны во время прилива или отлива, устремляется в этот узкий канал, и течение в passe может быть очень сильным. Течение зависит от фазы прилива, оно исчезает при высокой и при низкой воде, течёт внутрь, когда вода прибывает и наружу, когда убывает. Между приливными фазами есть момент, когда течение на некоторое время совсем прекращается, чтобы через несколько минут поменяться на обратное.

Естественно, эти моменты оптимальны для прохода канала. Если канал достаточно глубокий для прохода в низкую воду, оптимальный момент, чуть раньше окончания отлива, небольшоевстречное течение позволяет лучше маневрировать даже при малой скорости относительно дна, и легче остановиться в случае возникновения непредвиденных препятствий. Если глубина не достаточна, тогда наужно проходить в высокую воду или в самом начале отлива.

Нужно ещё помнить, что перепад уровня моря при приливах увеличивается в сизигию, то есть при полной или новой луне, и тогда в каналах нужно ожидать более сильных течений.

Когда у атолла есть несколько каналов, лучше выбрать тот, который с подветренной стороны, более защищённый от океанской волны. Внутри лагуны обычно песчаное дно перемежаемое периодически кораллами разной величины. Глубина внутри атолла может очень сильно различаться, от нескольких десятков сантиметров в атолле Альдабра на Сейшелах, очень красивом, но недоступном для яхты, до более чем сорока метров, как на Малдивах, также красивых и почти также недоступных, хотя и по противоположным причинам. Если для входа в лагуну выбирается подветренный канал, то для стоянки обычно уходят в её наветренную часть, под укрытие кораллового барьера, где лучше защита от преобладающих ветров.

Комментарии статьи(0)

Еще нет комментариев. Будьте первым!

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии Вход