Плавание в океане

Нам, привыкшим к переполненной луже Средиземноморья, мысль об океане внушала страх. Бесконечные пространства, огромные расстояния, невозможность остановиться в случае необходимости, мысль о прибытии в далёкие и загадочные места, всё это вместе создавало ощущение сложности и трудности.

Теперь, по прошествии многих лет, мы можем с уверенностью сказать, что плавание в океане не сложнее чем в нашем море, хотя и сильно отличается. В первую очередь нужно привыкнуть к мысли, что в море придётся быть очень долго, неделями. В первые дни всегда трудно физически и психологически. Когда земля исчезает, чувствуешь себя неуютно и неудобно, возможны проявления морской болезни. Бескрайняя ширь шумящих волн, их бесконечное непрекращающееся движение делает сложными даже простые вещи. В первые дни всё даётся с трудом: сильно качает, единственное место где относительно удобно, это койка, но и там приходится быть постоянно в напряжении. Любое действие, даже просто подняться, требует жертвы. Каждый раз требуется усилие воли чтобы заставить себя выйти проверить паруса, приготовить поесть, сделать прокладку или нанести точку на карту, даже сходить в туалет. Ночи длинные и темные, вахты кажутся нескончаемыми, всё погружено в чёрное море без огней берега и даже без дружеского огонька какой нибудь другой яхты. Так будет в первый день, и так же во второй. Но человек это животное которое привыкает к самым экстремальным условиям и лёгкость, с которой он адаптируется к жизни в тесной, качающейся обстановке яхты посреди океана, тому доказательство. Через несколько дней наступает утро, когда просыпаешься и замечаешь, что качка больше не беспокоит. Смотришь на бесконечную череду волн и оказывается, что они больше не вызывают страха, наоборот, зачаровывают, и стоишь уцепившись за ванту, глядя и удивляясь, как пейзаж состоящий из ничего может быть так красив.

Через неделю физические трудности проходят, или почти, психологические приглушаются. Конечно, всё ещё хочется увидеть землю, но это уже далёкая ностальгия, не доставляющая страданий. Наше тело тем временем само по себе научилось жить в условиях постоянной качки. Мышцы научились расслабляться когда лежишь на койке и следовать движениям лодки. Сами того не замечая мы находим удобное положение. Хотите знать в какой позе спят чаще всего? На животе, полусогнув ногу с подветренной стороны. Упираясь коленом каждый раз как увеличивается крен. Поднявшись, обнаруживем что с лёгкостью передвигаемся постоянно держась за что либо, совершенно естественно от поручней над койкой переходим к поручням камбуза, от поручней трапа к стойке штурвала. Руки инстинктивно находят опоры, мышцы ног и пресса без нашего участия поддерживают тело в равновесии в то время как мозг начинает воспринимать концепцию постоянно движущегося дома посреди бесконечной панорамы с пустым горизонтом вокруг.


Навигация

До сих пор были эмоции. Перейдём к техническим и практическим аспектам навигации, как определять местоположение, как выбирать курс. Дома, когда думаешь об этом, представляя бескрайность океана, от мысли оказаться там посередине, всё может показаться очень сложным. На самом деле навигация при океанском переходе сводится к простым вещам. Там нет маяков, которые надо пеленговать, берегов, чтобы следовать, рифов и мелей, чтобы обходить. Нужно лишь знать где находишься и вся работа с картами состоит в нанесении на неё раз в день точки с координатами снятыми с GPS. Это невероятно просто.

Но ещё не так давно всё было совсем не так. Мореплаватели далёкого прошлого сильно рисковали отправляясь с одного континента на другой, так как местоположение определяли лишь по счислению. Каждый день определяли количество пройденных миль на основании скорости, измеряемой на глаз или с помощью рудиментарного лага из дощечки и линя, и наносили на карту отрезок пройденного пути в направлении курса которым следовали. Так отрезок за отрезком маршрут углублялся в океан, но постепенно накапливались ошибки и через неделю счислимое метоположение имело мало общего с реальным. В такой ситуации земля могла появиться в любой момент, днём или ночью, и только постоянная вахта вперёдсмотрящих или удачное измерение глубины лотом позволяли избежать столкновения.

Потом, в восемнадцатом веке появился секстант, удивительный инструмент, достаточно компактный и простой, чтобы использовать на качающейся палубе лодки, и достаточно точный, чтобы измерять высоту солнца над горизонтом. Замер высоты светила, точные часы, инструкция, таблицы, немного сложения и вычитания. И на карте появляется линия положения. Это ещё не точка, но несколько линий, определённых с интервалом в несколько часов, одна утром, одна в полдень и одна после обеда, давали окончательную точку, с ошибкой в несколько миль.

Прошло более двух с половиной веков, но секстант в своей основе мало изменился, и все эти годы являлся единственным доступным методом определения. И адмиралы в галунах, на военных кораблях, и капитаны коммерческих трансатлантиков и малые яхты, вроде наших, все пользовались секстантом. Мы тоже, в течении трёх лет первой кругосветки с 1988, по 1991 совершали ежедневный ритуал замера высоты и расчётов в каюте. Наносили линии положения острозаточенным карандашом, получая результат неизвестной точности.

Потом появился GPS.

Никаких больше линий и расчётов, никаких сомнений когда суша становится близко, когда не видно солнца, когда темно. Благодаря GPS положение лодки визуализируется и записывается непрерывно с ошибкой в несколько метров и достаточно взглянуть на инструмент, чтобы знать где находишся.

Значит больше никаких проблем?

Конечно. Но где-то в дальнем уголке сознания нужно держать мысль о том, что GPS, это электронный прибор, и как таковой подвержен поломкам, неполадкам, коррозии и различным капризам. К тому же его работа зависит от работы электрооборудования. И что делать, если посреди перехода GPS прикажет долго жить и мы окажемся в той же ситуации что и Колумб, то есть будем идти в направлении загадочной земли, не имея представления о том где находимся? Для такого случая многие держат на борту запасной GPS, маленький, портативный, с питанием от батарей, чтобы не зависеть от бортового электрооборудования, хранящийся в герметичном, хорошо защищённом контейнере. Другие держат секстант, и мы тоже были среди них, пока в один прекрасный день GPS не сломался на самом деле. Экран вдруг погас и прибор стал издавать резкий звук, который прекращался лишь при выключении питания. Мы находились в Тихом океане между Вануату и Фиджи и шли в лавировку. Волны четырёхметровой высоты, сильный ветер и прочие прелести. И тут мы поняли, что возобновить работу с секстантом после перерыва во много лет не самое простое дело. Оказалось, что делать замеры балансируя на мокрой палубе при качке и брызгах очень трудно, что когда делаешь расчёты в каюте, накатывет тошнота, что цифры в астрономических таблицах очень мелкие и их легко спутать, расчёты слишком длинные и солнце не всегда видно, так как часто прячется за тучи, что наше зрение уже не такое как раньше и получающяяся в итоге точка очень приблизительна. Конечно, мы испытали сполна волшебство этого античного действа. После многих лет беспроблемных, ставших уже банальными, подходов к суше, мы снова испытали ужас и возбуждение от её приближения, когда земля ещё не видна и ждёшь её появления, надеясь что рассчёты верны, когда нужно распознать острова и мысы по их виду, чтобы определиться с какой стороны правильно подойти.

В конце концов всё обошлось и мы сумели через пятьсот миль выйти точно к passe лагуны Лаутока. Но с точки зрения безопасности, всё таки нужен второй GPS. Если к тому же есть ещё и секстант, тем лучше, потому что сеть GPS не гарантирована на сто процентов и в случае войн или катастроф может быть закодирована, возможно даже частично, как случилось во время войны в заливе, когда сигнал в зоне Красного моря могли принимать только американские военные корабли и самолёты.

Замер высоты с помощью секстанта обрабатывается для вычисления линии положения. Для этого ещё необходимы, кроме конечно точных часов для засекания времени, астрономические таблицы, которые меняются каждый год, и таблицы прямых расчётов, для широт в которых проходит плавание. Последние всегда одинаковы.


Управление лодкой

Даже с точки зрения управления лодкой океанские переходы проще чем кажется. Если время выбрано правильно, многие дни и недели плавание проходит при постоянных и попутных ветрах. Не нужно крутить поворотов. Иногда ветер усиливается и приходится убавлять парусность, иногда ослабевает, и нужно добавить парусины, но часто бывает что не нужно ничего трогать, лодка много дней подряд идёт сама, всё время с постоянной скоростью по всё время одинаковому морю. Даже тонкая регулировка парусов уже не имеет большого значения. Потянуть шкот на несколько милиметров, чтобы выиграть одну десятую узла, это мало что меняет на длинном переходе, и через некоторое время на это уже не смотришь. И забываешь все эти рассуждения об ортодромии и локсодромии, которые казались такими важными когда учились на курсах. На самом деле это всё результат недоразумения. Люди преподающие на курсах и принимающие экзамены в капитанерии, капитаны или экс капитаны судов, которые ни разу не переходили через океан под парусом.

Для судна, которое устанавливает курс ещё до выхода и при помощи автопилота идёт по строго определённому маршруту, расчёт ортодромии может иметь значение. Экономится время, расстояние и топливо. Для парусной яхты слишком много факторов влияют на выбор курса, и они меняются во время перехода, неизбежно уводя её от этой теоретической дуги большого круга.

Пример? Переход через Атлантику с Канар на Карибы. Самый короткий маршрут был бы по курсу Вест-Зюйд-Вест. Но через несколько дней есть риск попасть и застрять в штилевой зоне Саргассова моря. Поэтому парусные яхты сначала идут на Зюйд-Зюйд-Вест до широты Зелёного Мыса, где пассат более стабильный, и только потом поворачивают на запад. Такой маршрут длиннее на 250 миль, но короче по времени. И даже после поворота на запад, когда идёшь напрямую к цели, ортодромия, предполагающая изменение магнитного курса на несколько градусов каждый день, это последнее о чём думается. Если ветер заходит строго в корму, немного приводятся, даже ценой отклонения от генерального курса, потому что так лодка идёт быстрее и меньше риск самопроизвольного поворота через фордевинд. Если ветер усиливается, уваливаются, чтобы меньше чувствовалась волна, если усиливается слишком, пробуют подняться на несколько градусов по широте, может быть там будет более спокойно, и так далее Все эти вещи не преподают на курсах, им учишься по дороге или в портах, болтая с экипажами других лодок.

Некоторое время назад для переходов через океан было модно ставить двойные стаксели. Два стакселя поднимались на двух штагах, специально установленных для этого, или на одном, защёлкивая раксы поочерёдно, и ставились бабочкой на двух спинакер-гиках. С двойными стакселями можно было идти в полный фордевинд убрав грот и теоретически можно было обойтись даже без ветрового рулевого. Сегодня, когда все лодки оснащены закруткой, мода кажется прошла и лодки совершают переходы как обычно, под гротом и стакселем, без какой либоспециальной оснастки. Что же должно быть специальным, так это постоянное, преувеличенное, почти маниакальное внимание к трению парусов и шкотов о ванты, краспицы и леера. При фордевинде грот полностью растравливается вперёд и опирается о ванты. Если бы он просто опирался, не случилось бы ничего страшного, но движение на волнах, деформациии при порывах ветра, качание гика, всё это приводит к тому, что парусина трётся о металл, и если не быть осторожными, за короткое время может протереться. Чтобы этого избежать, до выхода нужно проконтроллировать все ванты и краспицы, устраняя все выступающие точки, и обмотать точки контакта кожей, пластиком, парусиной или просто шнуром. То же самое применительно к стакселю который трётся о носовой релинг или леера и к шкотам стакселя, проходящим возле леерных стоек.


Плохая погода

Каждый раз когда организовываем встречи с яхтсменами, всегда всплывает этот вопрос: — А шторма? Как быть? Вам никогда не было страшно?

Хорошие новости. Пассаты, ветра постоянные, обычно умеренной силы, временами сильные, но редко штормовые. Единственный элемент для беспокойства, грозовые шквалы которые могут сформироваться в определённое время когда воздух становится слишком горячим и влажным.

При пересечении Атлантики, например, первая половина плавания проходит спокойно, потому что пассат приходящий с востока состоит из сухого воздуха с африканского континента. Постепенно, с пройденными милями он становится всё влажнее и на второй части перехода начинаются грозы. Обычно их видно из далека и их ни с чем не спутаешь: огромная чёрная туча с темной линией по основанию. Иногда они растянуты и занимают весь горизонт, другой раз маленькие, временами их может быть много, несколько десятков, одни увеличиваются, другие тают, перемежаясь с большими ломтями голубого неба. Первое чему учишься, это определять опасность на основании их расположения относительно лодки. Шквалы перемещаются вместе с пассатом. Те которы под ветром, удаляются, и даже если они очень угрожающего вида, не принимаются в серьёз. Те же что с наветра, обязательно догонят лодку, или пройдут рядом, если они немного в стороне. Особенностью этих шквалов является то, что их не слышишь, пока они тебя не накроют. При приближении черноты ветер не меняется, но увеличивается мгновенно, как только чёрная линия достигает нашей вертикали, и нужно ожидать скачка в два балла по шкале Бофорта. Если вы шли с ветром в три балла, при появлении чёрного фронта приготовтесь к пяти, если уже было пять, готовтесь к семи. Обычно паруса рифятся зараннее и сильно, особенно грот, стаксель меньше, так как с закруткой его можно всегда зарифить быстро.

Обычно шквалы долго не длятся но могут сопровождаться жутким ливнем. Нужно закрыть всё, включая вертикальные проёмы, одеть штормовую одежду и смиренно сесть в кокпите. Вода будет ручьями стекать с волос, с ушей, капать с носа. Глядя вокруг, мало что видишь, ливень сильно уменьшает видимость, иногда не видно даже носа лодки. В худшем случае всё это может сопровождаться громом и молниями, которые нагоняют страху, потому что в море трудно оценить расстояние и молнии всегда кажутся слишком близко.

Сжавшись в комок в кокпите под небесным потопом, вспышками и громом, чувствуешь себя маленьким и беззащитным перед чем то огромным. В реальности же нет никакой опасности. Эти грозы не успевают даже взволновать море, так как слишком коротки, чтобы создать собственное волнение, а дождь наоборот, уменьшает волны, давлением оказываемым каплями и ещё тем, что на поверхности образуется слой пресной воды с иной плотностью чем у лежащей ниже солёной.

Иногда во время грозы ветер начинает непредсказуемо менять направление. В таком случае луче даже не пытаться сохранять курс, потому что пришлось бы идти в бейдевинд, делать повороты, ещё убавлять парусность: много работы с ничтожным результатом. Лучше следовать за ветром, держа его всё время с кормы, даже если приходится идти наугад, так как гроза пройдёт быстро и потерянное расстояние компенсируется силами сэкономленными экипажем.

А ночью? Как быть тёмной безлунной ночью? Снова хорошие новости. Странно, но это так, шквалы видны и в темноте, потому что чёрный край надвигающейся тучи чётко вырисовывается на фоне остального неба. Достаточно поглядывать на небосвод с наветренной стороны каждые четверть часа. Если видна чёрная линия, нужно бежать рифить паруса, чтобы не быть захваченными врасплох.


Прибытие

В конце моря всегда есть земля, и после многих дней, наконец прибытие. На горизонте появляется низкая, тёмная, очень далёкая линия, такая слабая, что с трудом отличается от облаков, но это земля, и это всегда большое волнение. Через несколько часов вырисовывается силуэт, появляются горы, долины мысы и нужно подготовиться к приходу. Нужно на карте определить положение порта, мели, рифы, буи и каналы. Первый заход в новой стране должен всегда быть в таможенном порту. И так как это порт для судов, вход обычно размечен. При возможности выбора, лучая стратегия, оказаться в десяти милях от порта в конце ночи, тогда маяки, если они есть, ещё видны и подтвердят ваше местоположение. Три или четыре часа до собственно прибытия, позволят вам зайти в порт при свете, в разгар дня, когда солнце ещё стоит высоко, видимость наилучшая и, самое главное, все офисы открыты. Прибытия ночью лучше избегать. Даже если порт теоретически хорошо размечен, у вас хорошая карта и GPS точно показывает где вы находитесь, заход ночью в неизвестное место всегда большой риск. Лучше в двадцати милях от берега лечь в дрейф и подождать подходящего момента.

Прибывая на Мальдивы приходится обязательно проходить канал между столицей, островом Мале и островком который называется Вилингили. Мы пришли днём и сложностей не было, но проходя возле Вилингили обнаружили, что крупномасштабная карта британского адмиралтейства имела ошибку в пол мили по шкале долготы. Если бы мы пришли ночью, доверившись GPS и карте оказались бы на рифах.

Другой раз мы подходили к Шри Ланка, к порту Галле, который уже знали, так как были там несколько лет назад. Мы знали что вход был обозначен светящимися буями, и следуя вдоль них заход не вызывал проблем. В полночь увидели первый буй и долго оставались в нерешимости.

— Пойдём? Это же просто. Мы же уже заходили.

Однако мы решили остаться верными решению принятому много лет назад — никогда не входить в порт ночью.

Убрали стаксель, зарифили грот и бизань и легли в дрейф. Лодку болтало на волнах и медленно сносило на юго-восток, но главное было не приближаться к земле. Южная оконечность Шри Ланка как своебразный буй, все суда идущие из Азии в Европу вынуждены обходить её. Движение очень оживлённое и мы были вынуждены нести вахту всю ночь.

На рассвете двинулись вдоль цепочки буев в направлении города. Возле порта увидели лодочку, которая перемещалась поперёк, от одного волнолома к другому. На лодке с десяток человек наматывали на огромный столб металлическую сеть. Позже нам обьяснили, это была сеть антитеррор, которую каждый вечер натягивают перед входом в порт, чтобы никто не мог войти в него ночью. Если бы мы попытались, оказались бы в этой сети, и ещё бог знает в каких бюрократических неприятностях с полицией.

А вот в Порт Судан мы решили войти. Порт мы знали, так как уже были там и на карте были три маяка, которые должны были привести нас прямо до места. Подошли очень медленно, но маяки не появлялись подошли ещё, нет маяков, только огни города, автомобилей, зданий и потом вдруг неожиданно два ярких фиолетовых огня, как в найт клубе. Нам потребовалось несколько минут, чтобы понять, что эти два огня стоят как раз на линии канала ведущего в порт, то есть это был створ. Мы последовали ему и благополучно вошли, но как мы перепугались! Створ сделал ненужными маяки и их выключили. Но мы об этом не знали, и на карте он не был обозначен.

Годом позже в Момбаса та же история, маяки не появлялись. Но на этот раз мы не стали заходить и остались в море. На следующий день нам объяснили, что на всём Кенийском побережье уже много лет маяки не обслуживаются.

Мораль, лучше не поддаваться искушению и подождать в море, ведь там в конце концов всегда можно полюбоваться звёздами.


Избежать столкновения

У побережья риск столкновения с другой лодкой временами очень большой, потому что в странах третьего мира мириады лодок плавают в прибрежной зоне и часто не имеют огней.

Раз у побережья Индии мы оказались в окружении сотен невидимых лодок. Ветер был слабый, дул бриз с берега, море было очень спокойное но было совсем ничего не видно, потому что когда нет луны, даже если небо чистое и полно звёзд, море остаётся чёрным и видны лишь объекты излучающие собственный свет. Мы шли под парусами, в тишине, бесполезно напрягая зрение, потому что в таких условиях слух даёт больше информации. Мы слышали голоса рыбаков переговаривающихся между собой, абсолютно все без огней. Временами мы даже различали всплеск вёсел и периодически материализовывалось чёрное видение, вынуждая нас судорожно маневрировать, в то время как они радостно приветствовали нас.

И так бывает не только с лодками и лодочками. Другой раз, в плавании к югу от Флорес нас напугал странный звук идущий от лодки, какое то шурание, словно корпус скользил по водорослям или илу. GPS показывал, что мы в восьми милях от берега. Стояла луна, лёгкий ветерок и ровное море. Наша лодка под всеми парусами надутыми ветром, с лёгким креном, по какой тотаинственной причине стояла неподвижно. Мы осветили паруса, корпус, воду, и вот оно, какое то белое облако колышется под нами. Мы попали в сеть, которая опутала киль, руль и винт. Что делать? Лезть в воду и резать сеть ножом, несмотря на темноту, страх акул и нежелание испортить оснастку неизвестных рыбаков? Ждать рассвета и сделать всё при свете, надеясь что за это время не поднимется волна? Пока мы пытались определиться с мыслями, появился огонёк, который приблизившись оказался фонариком рыбака на грубой деревянной лодке. Позади этого с фонарём сидели ещё шесть или семь с лицами головорезов, или по крайней мере так казалось в свете луны.

Ссылка на правила МППСС

С точки зрения морского права мы были правы, так как эта сеть в восьми милях от берега не была ничем обозначена. Однако для этих бедных рыбаков, чью сеть мы намотали, она представляла ценный капитал и средство чтобы кормить семьи. Один из них жестами дал нам понять, что ему нужна маска для подводного плавания. Так с нашими масками, при содействии луны и спокойного моря, за два часа манёвров под и над водой, рыбаки распутали свою сеть а мы пошли дальше, но дабы не повторился инцидент, направились в открытое море.

Достаточно отойти на несколько десятков миль от берега, чтобы оказаться в абсолютно пустом море, где встречи с людьми, событие очень редкое, потому что океаны огромны, они намного больше чем может вообразить наше сознание, и судов, в общем, не так уж много и все они сконцентрированы вдоль линий соответствующих ортодромиям (вот где они снова появились) соединяющим основные точки торговых маршрутов, такие как Панама, Суэц, Торрес, Мыс Доброй Надежды. Вне этих маршрутов море совершенно пустое.

Чтобы иметь представление о движении судов в зоне плавания, хорошо посмотреть карту основных маршрутов судов, которую можно найти в выпусках Ocean passages for the world публикуемых британским адмиралтейством.

Но хотя море и пустое, правило благоразумия требует чтобы кто-то постоянно нёс вахту, как днём, так и ночью. К сожалению, когда несёшь вахты и ничего не видишь днями, неделями и месяцами, расслабляешься и начинаешь отвлекаться. Кто-то вобще в какой то момент перестаёт нести вахты и идёт спать, предоставляя лодке идти самой. Мы тоже так делали, и всегда обходилось, и одиночки всегда так делают, не могут же они не спать совсем. Но мы бы никому этого не рекомендовали, так как случайности всегда подстерегают.

Мы шли в посередине Индийского океана, в четырёхстах милях на юг от Мальдив, в зоне тропических штилей, где нет не островов, не коммерческих маршрутов. Уже несколько дней мы тащились как улитка по неподвижному тихому морю, лишь изредка задувал лёгкий ветерок или проносилась гроза. Лиззи жарила тунца, которого мы поймали утром и вышла наружу в кокпит, чтобы выплеснуть масло в море, когда её крик подбросил меня с койки.

— Судно!!! Огромное!!!

Я выскочил наружу и увидел ржавый борт менее чем в ста метрах от нас. Оно не было огромное, просто сухогруз, и он уже прошёл мимо, но глядя на его пустую палубу и мостики, сначала просто, потом в бинокль, мы поняли, что и они нас не видели. Сухогруз шёл медленно, непонятным курсом, немного зигзагами, словно за штурвалом никого не было. Мы пробовали вызвать их по радио, но никто не ответил. Через двадцать минут он исчез за завесой грозы, двигаясь курсом на юг, туда где нет никаких земель. Кто это были? Куда направлялись? Почему никого небыло на вахте? Вопросы без ответов, потому что море велико и ещё сегодня там происходят необъяснимые вещи.

Так и случается, что месяцами плывёшь никого не видя и вдруг, в один прекрасный день, или ночь, оказываешься лицом к лицу с огромным судном. Или может случиться, что привыкнув к плаванию в океане забудешь про осторожность когда земля уже рядом.

Мы заканчивали трудный переход, 400 миль, все против ветра, с дождями и грозами, с Мадагаскара на Сейшелы. Было утро, земля уже была видна, погода улучшилась и мы спокойно завтракали в кокпите. Лодка управлялась ветровым рулевым и мы вели себя точно так же как во время перехода, несли вахты, но очень не внимательно. Вдруг мы услышали крики. Лодка с двумя испуганными рыбаками была прямо перед нами, неподвижная, прямо по курсу. Бегом отключать рулевого… мы прошли совсем рядом от них, опустив взгляды от стыда.

Бывают и другие встречи, более натуральные и менее предсказуемые. В 1999 возле Суматры мы натолкнулись на стадо спящих китов. Был день и тихая погода. Мы подошли осторожно и увидели около тридцати неподвижных, похоже спящих горбатых китов, каждый длинной около пятнадцати метров. Что было бы, если бы мы встретили их ночью?

В семистах милях от Панамы в далеке от суши мы наткнулись на стальной цилиндр, длинной около десяти метров и диаметром три, большая часть его объёма была скрыта под водой. Это была цистерна, вроде тех что монтируют на автопоездах для транспортировки жидкостей. В море она была уже долго, судя по водорослям и наростам на дне. Мы подошли к ней и даже поразвлекались ловя рыб нашедших под ней приют, но опять же, что бы случилось, встреть мы её ночью?

В том же году мы едва не налетели на топляк, такой большой, что если бы мы об него ударились, наверняка были бы серьёзные повреждения. И ещё через восемь лет, в пятидесяти милях от южного побережья Ириан Джая, нам пришлось пересекать участок моря с таким количеством брёвен, кустов и всякого мусора, что просто невозможно было идти. Мы были в открытом море, но на карте увидели, что в семидесяти милях от нас находилась дельта большой реки. Возможно река разлилась и вынесла в море все эти деревья. Убрав паруса, всю вторую половину дня мы медленно шли под мотором, один на носу, сигнализируя о больших брёвнах, другой на руле, чтобы их обойти. На закате мы сильно измотались и ночью стояли, так как ничего небыло видно. Лодка дрейфовала под действием ветра и течения, но это было не опасно, так как брёвна тоже дрейфовали вместе с нами.


Периодический контроль

Столкновения с китами и топляками потенциально опаснее столкновений с судами, так как у судов есть огни а у китов и топляков нет и нет способов их обнаружить. И бесполезно стоять на палубе вытаращив глаза, всё равно их не видно. К счастью они очень редки, настолько редки, что не стоит даже беспокоиться.

Беспокоиться постоянно нужно об автономности лодки. Посреди океана нельзя расчитывать не на чью помощь, и утлая лодчонка, на которой держатся наши жизни, становится всем нашим миром, а её рундуки, единственным источником откуда можно достать что-то в случае необходимости, от таблеток против головной боли, до запасных импеллеров для водяного насоса, от зубного цемента до зажимов для стального троса, чтобы отремонтировать ванту на которой появились признаки разрушения. Понятно, что до выхода нужно скурпулёзно проконтроллировать все самые важные конструкции: мачту, киль, руль, вал гребного винта, насосы и трюм, электрооборудование, чтобы быть уверенными, хотя бы при отправлении, что там не притаились какие-нибудь сюрпризы. Но нужно быть готовыми к любой ситуации которая может приключиться по дороге.

Знаете как поступают проектировщики самолётов чтобы избежать аварий? Анализируют один за одним все компоненты двигателя и конструкции и по каждому из них задаётся вопрос:

— Если этот механизм выйдет из строя, самолёт упадёт или будет продолжать лететь?

Если ответ — Упадёт. — механизм проектируется по высочайшим стандартам безопасности, контроллируется через определённые интерваллы времени или даже дублируется, рядом с работающей деталью ставится ещё одна запасная, которая автоматически вступает в действие в случае необходимости. При контроле лодки нужно бы следовать аналогичным критериям. Возьмём мачту, если она упадёт, это трагедия. Поэтому ванты, штаги, талрепы, заделка тросов, вантпутенсы, пальцы и плинты, всё не должно вызывать сомнений. Нужно держать их в чистоте и контроллировать каждый в отдельности с определёнными интерваллами. Признаки будущих поломок могут появиться намного раньше в виде обрыва прядей троса в заделке, мелких трещин на корпусе талрепа, или разрушения гребней резьбы. И не нужно быть опытным, чтобы провести этот контроль. Достаточно внимания и здравого смысла. Мы составили список вещей которые необходимо контроллировать и делаем это оба, сначала один, потом другой, независимо друг от друга. Таким образом, во время нашей первой кругосветки на Alpaнет и этого… мы слышали о людях заменивших ванту швартовым, натянув его талями.

После вант контроллируются леера. Потому что если лопнет ванта, упадёт мачта, если лопнет леер, в море упадёте вы. По этой же причине контроллируется топенант, включая его крепление к гику. Если он порвётся когда опираешься на гик при взятии рифов на большом волнении, также улетишь за борт.

Далее переходим к рулю. Становимся за турвал и крутим его до упора, сначала в одну сторону, потом в другую, несколько раз, контроллируя люфты, возможные скрипы или трение. Если они есть, нужно определить причину. Потом под палубой контроллируются тросы и шкивы на предмет износа и поломок. Продолжаем проверять, трюм, трюмные насосы, кингстоны, вал винта, его уплотнение. Наконец аккумуляторы, состояние зарядки, чистоту клемм. Теперь очередь средств связи и безопасности: плот, EPIRB, радиостанция, GPS. Критерий контроля всё тот же.

Что бы случилось, если бы эта штука неожиданно сломалась, ночью, в штормовую погоду?

Если ответ: — Катастрофа! — усильте контроль, используйте Loctite, если речь идёт о штифтах или гайках, замените штуковину если она не внушает доверия, короче говоря, сделайте всё возможное, чтобы это не случилось.

Есть один вопрос, который нам часто задают и на который очень трудно ответить. Многие спрашивают, как понять, готов ли ты к океанскому плаванию. Какой опыт нужно иметь? Какие книги прочитать и какие курсы закончить? Короче говоря, как стать океанским мореплавателем?

Когда мы отправились в первую кругосветку, Лиззи практически никогда не ходила на яхте а у меня был опыт плавания во время отпусков.

— Научимся по дороге. — Сказали мы и отдали швартовы. На первом этапе, от Италии до Гибралтара, мы думали привыкнкть к лодке и чему-то научиться.

Первые замеры секстантом мы делали со стен крепости в Бастии, на Корсике. Засекали время и высоту солнца. Потом возвращались на борт и делали расчёты. Первые разы результаты были абсурдными, но через некоторое время беготни с лодки на стену замка и обратно, рассчёты стали точными и мы готовы были к определению в море.

Чтобы дойти до Гибралтара потребовались три недели и за это время мы погнули спинакер гик, так как забыли зацепить топенант, почти перепилили надвое стаксель шкот, оставив его на всю ночь тереться о леер, намотали на винт риф шкентель, забыв собрать его после очередного взятия рифов, и утопили в море кое что из вещей. Но когда впереди показались Геркулесовы Столбы, мы чувствовали себя готовыми и нам не терпелось выйти в Атлантику. Конечно это наш личный опыт и нет критерия который действителен для всех.

Большую помощь могут оказать книги о плаваниях и океанских переходах, как например книги Муатисье и Чичестера, они помогают ознакомиться с атмосферой плавания и далёких мест. Есть и более технические книги, которые могут быть полезным источником информации по различным аспектам плавания. Наконец, именно в ответ на многочисленные вопросы, заданные нам по электронной почте, вопросы очень похожие на те, что мы в своё время пытались задавать тогдашним экспертам, мы в шутку разработали небольшой тест для будущего моряка океана.

Вот его вопросы:

  1. Ты в состоянии отправится куда угодно в Средиземном море не смотря на метеопрогноз?
  2. Добраться куда-нибудь с помощью секстанта или других методов?
  3. Если обнаружится, что трюм полон воды, ты достаточно хорошо знаешь свою лодку чтобы отыскать возможную течь, даже а темноте?
  4. Ты достаточно хорошо знаешь свой мотор, чтобы поменять импеллер водяного насоса, даже в открытом море и в плохую погоду, заменить ремень генератора, проконтроллировать вал винта?
  5. Ты знаеь как использовать Pilot Chart и читать метеокарты?
  6. В аварийном случае ты сможешь вести лодку один, хотя бы в открытом море?
  7. Ты знаешь английский достаточно для того чтобы поддерживать простой разговор по радио и понимать указания лоции на английском?
  8. Ты знаешь технику постановки на якорь?
  9. Если перед тобой рана, кровь, человека рвёт или он корчится от боли, ты в состоянии оказать первую помощь?

Если ты ответил да на все вопросы, можешь отправляться куда угодно.

Однако… Не принимайте всё слишком всерьёз.

Комментарии статьи(0)

Еще нет комментариев. Будьте первым!

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии Вход