Опасности в плавании

Мысль о том, что внешний мир, далёкие страны, незнакомые места и другие народы более опасны чем город в котором мы живём или чем деревня в которой родились, это врождённое, инстинктивное ощущение. Мы все его испытываем, но это не значит что оно верно. Мы не замечаем, но и здесь, в нашем цивилизованном и организованном мире мы подвергаемся опасностям, на которые даже не обращаем внимания. Кроме пыли, загрязнения воздуха, пассивного курения и стресса есть ещё и автострады, по которым несутся со скоростью сто пятьдесят в час, переходы дороги, несчастные случаи на работе, в быту и ещё преступность. Мы не замечаем эти источники опасности и спокойно живём в наших джунглях, как раз потому, что это наши джунгли и мы к ним привыкли. Но когда переносимся в другую, чуждую обстановку, такую как море, тут и выходят на поверхность все фобии и страхи всего, что может показаться опасностями чужеродного мира.

Если вы соберётесь отправиться в плавание, услышите от родственников и друзей вопросы, на которые вряд ли сможете ответить:

- А что будете делать если налетит шторм? — начнут спрашивать все с ужасом. Неизвестно почему, но это самый первый повод для беспокойства. Далее следуют вопросы про опасных животных, о нехватке пищи и воды, потом ужасы болезней, воры, преступники, пираты, землетрясения и цунами.

Может быть вам поможет ответить на вопросы и воспрять духом тот факт, что за много лет жизни на лодке уж очень ужасных штормов мы ни разу не испытали. Да, очень плохая погода случалась много раз, иногда очень неприятная, иногда по много дней подряд приходилось болтаться на волнах, сидеть закрывшись внутри, но ни разу не возникала такая ситуация, чтобы появились сомнения, вернёмся ли мы живыми домой. И ни разу не встречали животных, которые показались бы опасно свирепыми или ядовитыми, не на суше не в море. Конечно, есть акулы, но их реальная опасность мизерна по сравнению с той, которую им приписывают фильмы и фантастические рассказы ходящие в нашем мире. В Тихом и Индийском океанах когда ныряешь, нормально видеть несколько акул, но нам ни разу не довелось встретить хотя бы одну длиннее двух метров, а двухметровая акула, когда видит под водой человека, убегает! Ни одно животное, даже акула, не нападает на существо больше его по размерам.

Флаг Lima (Лима) - судно на карантине.

Флаг Quebec (Квебек) - сигнал на моем судне все здоровы, прошу освободить от карантина

Никогда мы не испытывали и недостатка в пище, разве что чего-нибудь вкусненького, и тем более нехватки воды. Всякие болезни, хотя мы и видели их множество, ни разу не заразились, так как живя на лодке, находишся в изолированной обстановке, намного более защищённой чем на суше.

Воры, преступники и пираты?

В Мозамбике, ночью кто-то залез к нам на борт, отвязал фал, к оторому был привязан тендер, спустил его на воду и увёл вместе с подвесным мотором. Был сильный ветер, фалы стучали по мачте, течение увеличивало волны, котрые бились о борт, короче шум стоял сильный и мы, к счастью, ничего не слышали. Если б слышали, то вышли, и воры возможно пустились бы на утёк, а может быть произошла бы схватка в стиле Рэмбо, где мы непременно бы проиграли. Подумайте только, какая ирония судьбы! Два года мы провели в мусульманских странах: Египет, Судан, Йемен, Мальдивы, Кения, Танзания и все спрашивали нас, не опасно ли там. Мы отвечали почти в шутку, что в мусульманских странах можно быть спокойными, потому что там никто не ворует. И в первой же христианской стране, даже в католической, Мозамбике, раз…и нет тендера!

Кроме этого эпизода у нас небыло других больших проблем. Футболка украденная с палубы в Таиланде, пара обуви исчезнувшая из тендера в Индонезии и попытка сорвать золотой кулон, который я по глупости продолжала носить вЗанзибаре, зная, что переулки старого города полны воров и карманников. Но всё это происходило в местах сильно населённых и отчасти по нашей вине, потому что мы легкомысленно вызывали у людей слишком большое искушение: всё на виду и достаточно протянуть руку.

Однако верно, что есть страны в которых легко и в которых сложно, более опасные и более гостеприимные, и тут вопрос становится сложным и многосторонним.

Вобойти мыс Доброй Надежды. Те немногие, что пошли Красным морем, шли не останавливаясь, с большим напряжением сил, только бы вернуться в Средиземноморье пока не начались военные действия. Вспомните, что в Красном море ветер всегда дует с севера и для тех кто поднимается на юг, он всегда встречный. Пройти двадцать миль в день, остановиться на пару дней отдохнуть в заливе, чтобы потом отправиться в следующий пятнадцатимильный переход, это одно, а идти непрерывно восемьсот миль в лавировку среди кораллов, рифов и идущих судов, это совсем другое! Да и прийти в Средиземное море в середине января, это хуже чем война!

Мы, которые в случае кризиса не имеем гарантий на эвакуацию даже из Сан Марино, спокойно поднимались по Красному морю, останавливаясь в Судане, в Йемене и Египте, наслаждаясь в полной мере самым прекрасным морем в мире, в то время как на другой стороне Аравийского полуострова шли бомбардировки.

Какие страны мира опасны, это вопрос относительный. Отчасти зависит от вашего флага и многое зависитот того, как вы будете вести себя с властями и с простыми людьми в тех местах где останавливаетесь. С флагом ничего не поделаешь, нельзя же скрывать собственную национальность. Однако с итальянским никогда не бывает проблем, почти везде он вызывает симпатии и хорошо принимается. Есть же и рискованные флаги, американскийв первую очередь, особенно в мусульманских странах. И хоть нам и не довелось видеть открытых выпадов против яхт со звёздно-полосатым флагом, но часто случалось, что соответствующие власти осложняли жизнь их экипажей гораздо больше чем нам.

Что касается населения, то их отношение к иностранцам часто отражает официальное отношение государства. Фактически же, путешествуя на яхте, эти проблемы не проявляются так сильно, потому что при остановках можно избегать мест с высокой плотностью населения или даже выбирать безлюдные места.

В том же Красном море, где плавание проходит посреди арабских стран, временами слегка воинственных, всегда можно идти вдоль безлюдных берегов, а там где встречаются небольшие поселения, люди очень далеки от центра страны, чтобы иметь минимальное представление или неприязнь по отношению к тем кто прибывает издалека.

Первый раз поднимаясь по Красному морю, напуганные всеми этими слухами и советами не приближаться к суше если кто-то зовёт с берега, не давать никому свой паспорт и прочее в этом духе, мы остановились в marsa, что то вроде голубого фиорда, врезанного в охру пустыни. С берега, где стоял небольшой военный гарнизон, нас начали звать и делать знаки, чтобы мы сошли на берег. Мы их игнорировали и большую часть вечера провели в каюте чтобы избежать дальнейших приглашений. На следующее утро, только проснувшись, заметили крохотную лодочку идущую на веслах против ветра в нашем направлении. Тут ничего не оставалось, как только дождаться пока к нам подойдут. В лодочке было пол дюжины оборваных военных. Они гребли несоразмерными вёслами на этом корыте, которое наполнялось водой. Пришли они лишь из интереса, посмотреть на нас вблизи, привезли нам полный мешок их свежего хлеба и пригласили сойти на берег, где у них был колодец, из которого мы могли бы набрать воды столько, сколько потребуется.

Мы чувствовали себя очень неловко!

С 1997 по 2000 год мы плавали в водах Индонезии. Во время нашего там пребывания (надеюсь не мы принесли все эти бедствия) случился государственный переворот, был низвергнут Суарто, произошли стычки между мусульманскими и китайскими студентами, восстание Восточного Тимора и столкновения между мусульманами и христианами на Молукках. Мы всегда были рядом с местами событий, но на побережье где жили лишь рыбаки и ни разу не ощутили никаких проблем в этой связи.

Во время восстания Восточного Тимора мы находились в Ламалера, посёлке на дальнем островке, где снимали фильм об охотниках на китов. Посёлок находился в восьмидесяти километрах от места событий. Периодически над нами проносились военные самолёты. И обитатели Ламалера недоумевали, что происходит.

В больших городах всё подругому. Там если возникают политические или социальные проблемы, есть риск быть втянутым в события. Нужно сказать, что власти часто стараются помочь, потому что создавать проблемы гражданам других государств они хотят меньше всего. Когда мы проходили Суэцкий канал, с нами была яхта из Израиля, и египетский военный катер сопровождал нас на всём пути, не желая допустить, чтобы их флаг спровоцировал какую нибудь реакцию.

Самая главная вещь во время путешествия, научиться правильно относиться к людям, которые нам встречаются. Перемещаясь в тропических широтах, почти всегда находишься в водах бедных стран. Люди бедны, и если на островах Тихого океана они довольны и счастливы тем что имеют, вдоль берегов Африки и Азии очень хорошо осознают что бедны. Первое правило это не вызывать сооблазна, хотя даже простенький надувной тендер может быть большим соблазном. Не оставляйте слишком много вещей на виду на палубе или в тендере, это всегда вызываетбольшое искушение. Но это всё предосторожности, которые подсказывает простой здравый смысл, как например: быть вежливыми, делать иногда подарки, но не усердствовать; не быть агрессивными, хотя временами отношение местных может быть не из лучших; ни на что не претендовать. Помните, что никто не заставляет вас быть там и если люди вам не нравятся, достаточно выбрать якорь и идти дальше.

Хотя в мире есть действительно трудные страны, и некоторые (к счастью их не много) даже опасные, где лучше не останавливаться. Нет, лучше даже держаться как можно дальше от их берегов.

Одна из этих стран, это конечно Сомали. Нестабильность, длящаяся слишком долгое время, привела к полной анархии и тотальному вооружению населения. Лорды войны стали безраздельными повелителями своих территорий и прилегающих морей.

Другая опасная страна, это Флиппины. В стране много политических и экономических проблем. Большая часть населения живёт за пределом уровня бедности и в окружающих водах полно неприкаянных рыбацких лодок, которые, при случае, не прочь ограбить проходящие яхты. Они отработали технику грабежа во времена, когда в море между Филиппинами и Вьетнамом часто встречались лодки нагруженные людьми бегущими с Индокитайского полуострова. Денег у беженцев было мало, но их самих было очень много и грабёж этих лодок представлял лёгкую и верную добычу для филиппинских пиратов… Кроме того в южной части архипелага проживает мусульманское меньшинство, желающее уравняться в своих правах с католическим большинством. Один из методов, похищение иностранцев попадающих на их территорию, ведь случалось что филиппинцы даже в Малайзии похищали туристов.

У нас нет непосредственного опыта плавания в тех водах. Один немец рассказывал нам, как по пути в корею он увидел ночью приближающиеся подозрительные лодки но сумел заставить их уйти стреляя сигнальными ракетами. Однако в последнее время мы встречали людей, которые прошли на яхте через филиппинский архипелаг безо всяких проблем.

Колумбия и Панама известны высоким уровнем преступности, но плавать вдоль их берегов намного безопасней, чем путешествовать по суше. Для яхт там есть надёжные безопасные места, где можно укрыться, такие как Катрахена в Колумбии и яхт-клуб Пуэрто Колон в Панаме. Одно время воды Колумбии были полны наркодельцов, в поисках лодок с чистыми документами, для перевозки своих грузов в США. Сегодня ситуация кажется улучшилась, но всё же лучше плавать держась по крайней мере в сотне миль от этих берегов.

В Южной Америке тоже большие зоны бедности и есть риск опасных встречь, что к несчастью и случилось с сэром Питером Блейком, но и здесь нужно уметь выбрать правильный подход: нельзя забывать, что даже самые простые вещи имеющиеся на лодке, кастрюли, одеяла, одежда, пища, это настоящее сокровище в глазах нищего и голодного местного населения.

Даже в Средиземноморье есть некоторые трудные страны. Ливия например всегда была off-limits. Мы знаем об одной яхте, которая много лет назад по причине аварии запросила разрешение там остановиться. Разрешение было получено и яхта вошла в ливийский порт. Экипаж поначалу был хорошо принят, но через несколько дней власти изменили отношение. Лодка была арестована а экипаж брошен в тюрьму по обвинению в шпионаже. Сегодня всё меняется, но прежде чем идти туда, лучше проверить.

Согласно истории, легендам, рассказам и слухам пиратским гнездом должен бы быть Малаккский пролив. Мы проходили там много раз. Первый раз было тревожно, потом уже каждый раз всё более спокойно, хотя бы потому, что там всегда находишься в компании сотен кораблей, лодок, буксиров, сухогрузов. В конце концов мы даже слегка обнаглели и стали любопытствовать. В некотором смысле нам хотелось бы увидеть хоть что нибудь. Мы хотели найти какого-нибудь старого пирата, записать рассказы и возможно даже удовлетворились бы сфотографировав и засняв какое нибудь судно с водяными пушками использовавшимися против пиратов идущих на абордаж. Но мы так ничего и не видели и никто нам не мог ничего рассказать. Пиратские нападения на самом деле очень редки. Они сразу же становятся событием и вызывают большой отклик, но всё-таки остаются маловероятными.

Уже несколько лет статистику пиратства собирает Piracy Reporting Centre of International Maritime Bureau, агентство международной торгово-промышленной палаты с центром в Куала Лумпуре. В среднем количество пиратских нападений в мире колеблется около трёхсот в год. Из них больше половины происходит в Азии, почти всегда против судов и почти никогда против маленьких яхт.

Тем кто думает что эти цифры свидетельствуют об опасности этих мест или просто считает, что плавать на яхте по свету опасно, хотим задать следующие вопросы:

  1. Сколько вооружённых нападений в год происходит в Италии?
  2. Сколько людей получают травмы за один горнолыжный сезон в Альпах, площадь которых представляет собой бесконечно малую часть поверхности тропических морей?

Ответ на последний вопрос — 30.000, из которых треть средней тяжести. Казалось бы опаснее посещать трассы Кортины и Червинии, чем плавать в пиратских водах Малайзии.

Комментарии статьи(0)

Еще нет комментариев. Будьте первым!

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии Вход