Часть 9: Азорские острова (последняя часть)

Одному, конечно, иногда бывает скучно и однажды утомленное мое сознание решило развлечь самое себя. Просыпаюсь как-то раз после достаточно бурной ночи и вдруг, открыв глаза, вижу в светлом проеме люка человеческую фигуру, спускающуюся в каюту. Увидеть посреди океана на судне другого человека – это круто, а то, что он или они не предупредили криком или еще чем о своем приходе – это жутко! Ведь, ясен перец, с добрыми намерениями таким образом в гости не заходят. Я сразу же глаза закрыл и притворился спящим, рассчитывая усыпить тем самым бдительность вошедшего, а потом, используя внезапность, вскочить, броситься в носовую каюту, где у меня хранился запас пиротехники, и уже оттуда, из-за закрытой двери и с ракетой в руке, вести переговоры. Сон прошел сразу, как не было, и я стал прислушиваться, что же он предпринимает. Не услышал ничего, и это было тем более настораживающее. Тогда я вспомнил, что достаточно преуспел в ведении скрытого наблюдения, и потихоньку стал приоткрывать один глаз. Сквозь ресницы увидел, что тот все так же стоит в проеме люка и при этом размахивает руками. Как и всегда, метод скрытого наблюдения дал свои положительные результаты. Понаблюдав за незваным гостем, я понял, что размахивает рукавами мой непромоканец, который я повесил сушиться на обрез люка. Но, честно, это ощущение ужаса, я помню до сих пор.

Были в этом плавании и приятные события. Например, День рождения моей двоюродной сестры Ирины. Я уже писал, что вспоминал ее недобрым словом не реже, чем каждые 15 минут, и при этом уж никак не смог бы забыть, что ее День рождения приходится на 11 июля. Конечно, проклятая мной бесчисленное множество раз сестренка не заслуживала этих проклятий. Она помогла мне с медицинским обеспечением путешествия и, вообще, по жизни много помогала. Я знаю, с каким вниманием она следила за ходом всего этого предприятия, и её молитвами тоже все это обошлось хорошо. Каждый год я поздравлял её и себя самого с этим событием, не мог же в этом году не отметить его каким-нибудь нетривиальным образом. Загодя, выкраивая моменты между удержанием яхты на курсе и нелестными словами в ее адрес, я разметил листок бумаги и аккуратно написал на нем: «11 июля 2008 г. 4.. N; 5.. W». Недостающие цифры я поставил в тот момент, когда уже наливал в бокал красное сухое вино и поднимал его с поздравлениями в адрес моей сестренки. По этому случаю надел даже капитанскую фуражку и сфотографировался. Именно этому событию вы обязаны удовольствию лицезреть фото на моих сообщениях в этом топике. Я послал ей это изображение с Азор, и тогда она с запозданием узнала, что воспользовался братишка поводом лишний раз выпить. Через две недели случился День рождения и у моей дочки Ольги. Хотел и ей приготовить тот же подарок, но подумал, что это уже будет плагиатом. Ничего другого оригинального в голову не пришло, так что осталась Олюшка без подарка. Прости, дочка! Я, конечно, выпил за твое здоровье и не сухое вино, а самый настоящий венесуэльский ром, так что можешь считать, что я люблю тебя на 30 градусов крепче, нежели Иринку.

В промежутке между этими двумя выпивками встретил я в океане самый настоящий авианосец. Думаю, он специально немного изменил курс, чтобы посмотреть, кто же это такой подсматривает за его перемещениями. Наверное, это был не полномасштабный авианосец, а, скорее, что-то вроде авианесущего крейсера, я приложу фотографию и самые компетентные из вас внесут ясность в этот вопрос. Мне его тогда разглядеть не удалось, потому что я метался между штурвалом, удерживая курс, радио, которое находится в каюте и занятиями фотожурналистикой. Выяснилось, что авианосец этот английский, куда он направляется, я деликатно не спрашивал, но, куда бы он в конце концов не пришел, я просил оттуда позвонить моей дочке или просто отправить ей СМС, если с деньгами в UK ВМС не очень. Дело в том, что я очень задерживаюсь в океане и мои родные волнуются за меня. Моряки моряка поняли с полуслова, звонить сразу отказались, т.к. этот звонок выдал бы местонахождение данного авианосца, но предложили другой устраивающий всех вариант, если у моей дочери есть Е-мэйл. «Да, да есть Е-мэйл!» «Ну, тогда мы прямо сейчас и сообщим ей все, что нужно». Все-таки есть от гонки вооружений прямая выгода и для нас, обывателей! Дочка сообщение получила, обрадовалась очень, только одна мысль не давала ей покоя: «В какой же точке океана находится в данный момент её папа вместе с английским авианосцем?». Послала ответный Е-мэйл с запросом координат. Английские джентльмены оказались невежливыми людьми и на её запрос не ответили. Неужели они до сих пор не ведают, что Россия располагает достаточным количеством спутников-шпионов и в любой момент времени знает, где находится не только этот авианосец с кучей команды, но, и подозреваю, её гражданин, пересекающий океан в одиночку. На прощание английский офицер продемонстрировал мне знание языка вероятного противника и сказал «До свидания!» по-русски. В своем заключительном слове я выразил особую благодарность за это русское выражение, подумав при этом, успели ли они уже выучить слово «Здравствуй!»? А подумав, решил, что выражение «До свидания» по отношению к русским для них, англичан, милее слова «Здравствуй». Еще одно судно, сухогруз, я встретил дня за 4 до прихода на Азоры, решил, что на связь с родными я выйду раньше, чем он придет в какой-нибудь американский порт и потому связываться с ним не стал. А они и не вызывали.

Email, который пришел Ирине:

-----Original Message-----
From: ""HMS ARKROYAL-FC1 (Lt Meigh)"
To: Qlch@mail.ru
Date: 13 Июл 2008 22:56:03
Subject: Yacht Baklava

>
>Olga
>
>
>Our Ship is in the North Atlantic and we came across your father in his yacht Baklava yesterday afternoon. He asked me to tell you that he is fine and not >to worry about him, although he has been delayed so will be late. I hope this is good news and that your father has a safe journey back to the Black Sea.
>
>
>Yours
>
>Peter
>
>Peter Meigh
>
>Lieutenant Royal Navy

>

(название яхты неточное)

На 34-е сутки пути я увидел землю! Это был остров Флорес из архипелага Азорских островов. Флорес – значит «цветочный». Мне он показался диким и неприветливым. Я не стал останавливаться. Марины есть на всех островах этого архипелага, но бывалые яхтсмены советовали мне идти на остров Файал, где собирается весь цвет мирового яхтинга. До него еще были сутки хода при хорошем ветре. Ветер был хорошим!

К Файалу подошел с запада при усиливающемся южном ветре уже под вечер. На его северном побережье, укрытом от ветра островом, было тихо. Какие-то домики спускались к океану, но ни марины, ни каких-либо причалов я не увидел. В таких случаях очень помогает бинокль, к сожалению, у прежнего владельца яхты зрение, видимо, было лучше моего, и потому на яхте бинокля не оказалось, а я не догадался его приобрести. Решил идти вокруг острова и искать причал или марину, благо остров небольшой. Уже стемнело, когда я выбрался в проход между о.Файал и о.Пико. Здесь задувал такой сильный встречный ветер, около 40 узлов, что пришлось спустить ранее зарифленный грот, зарифить бизань и сменить стаксель на штормовой. В полной темноте я пошел по проливу на юг в лавировку от берега одного острова до берега другого, ориентируясь по огням на берегах. Впереди справа на Файале ясно вырисовывался город Хорта, столица этого острова. Мне надо именно туда. Но ведь в полной темноте и при таком сильном ветре я все равно не смогу зайти в незнакомую гавань и в узком проливе не встану на ночь в дрейф. Как мне не хотелось оставаться еще на одну ночь в океане вместо того, чтобы наслаждаться хорошим испанским вином в уютном ресторане! Свойственный мне здравый смысл опять победил, и я ушел обратно за тот же мыс, от которого и пришел. Там было тихо, но слишком глубоко для постановки якоря. Встал в дрейф под парусами, если эти маленькие клочки можно называть таким громким словом. Определился со скоростью и направлением дрейфа, он был безопасным. Пошел спать и всю ночь переставлял будильник, чтобы он меня будил каждый час. Два раза пришлось подводить яхту к первоначальной точке, т.к. она стремилась к ветру и волнению. А под утро ветер стих! Я проходил эти несчастные 6-7 миль до Хорты в течение 8-ми часов. Представляете, после 36 суток плавания я не могу высадиться на берег! У меня было достаточно времени, чтобы разглядеть в этом проливе две большие скалы, поднимающиеся из воды почти посередине его и не обозначенные на карте в картплоттере. Тогда я с запоздалым ужасом понял, что у меня была возможность высадиться на берег еще прошлой ночью, правда, не таким способом, каким бы мне хотелось это сделать. Вы понимаете, идя в кромешной темноте в лавировку с маленькой площадью парусов, я бы непременно выскочил на эти ничем не освещенные скалы! Без преувеличения скажу: стремление провести ночь в комфортных условиях спасло мне жизнь!

После обеда ветер появился опять с юга и очень быстро дошел до отметки 15-ти узлов. Под этим ветром я входил в марину по проходу достаточно широкому, немного, правда, зауженному из-за стоящего у стенки грузо-пассажирского теплохода. Публика с одобрением наблюдала, как я в лавировку шел по этому проходу против встречного ветра, причем каждый галс занимал ровно 8 секунд. Я и сам гордился своей сноровкой. Игорь Борисович забился в какой-то угол и не подавал признаков жизни. Подходя к причалу администрации марины, заметил два катамарана, «Синержи» и, кажется, «Белуга». Будет с кем поболтать на русском языке, кроме Игоря Борисовича! Но сначала оформление прихода. Администратор марины на мой вопрос, сколько же стоит здесь стоянка, написал что-то на листочке и подвинул листок ко мне. 100 долларов! Я выразил полную готовность в сей же момент покинуть гостеприимную гавань. «Если сеньор согласен стоять вторым корпусом, стоянка обойдется ему в 18,5 евро». Сеньор согласился. Но, предварительно, сеньору нужно посетить иммиграционную полицию и таможню, они находятся в этом же здании. С полицией проблем не было. Они взяли мой паспорт и мои 46 евро, сказав при этом, что паспорт с шенгенской визой на 15 дней они вернут завтра, а евро не вернут никогда. А дверь в таможню оказалась закрытой. Я вернулся к полицейским спросить, где можно разыскать таможенников. «А у них выходной сегодня, завтра приходите». Немало удивившись, я пошел к выходу. «Ой, погодите, завтра же воскресенье, завтра таможня тоже не работает» - кричит мне вслед полицейский офицер. «Так что, мне приходить в понедельник?». «Да не надо приходить вообще, если вы им понадобитесь, они сами вас найдут». Заелись благополучные европейские таможенники! Проходя мимо администратора, я спросил, где могу приобрести испанский флаг. «А зачем вам испанский флаг?» - с подозрением поинтересовался администратор. «Как зачем? Я же должен вывесить под краспицей флаг страны пребывания!». Смех администратора и присутствовавших был громким и заразительным. Гордо выпятив грудь, администратор сообщил: «Вы, сеньор, находитесь на территории Португалии!». Вот те на! Неправ был г-н Renown, когда упрекал меня в отсутствии на борту бумажных карт. На борту «Вакавы» были бумажные карты в виде маленького школьного географического атласа, изданного еще в советские времена. И там черным по синему было ясно написано: «Азорские о-ва (Исп.)». Не сам же я придумал испанцев на Азорских островах! Каждый раз, когда я потом встречался с этим администратором (а Хорта городок маленький и встречались мы часто), он с искренним интересом спрашивал, удалось ли мне найти и приобрести испанский флаг? Хохотал он при этом не обидно, и не надо мной. Хохотал он над незадачливыми испанцами, которым так и не удалось прибрать эти острова под свою юрисдикцию. А споры между этими двумя странами были. В смехе администратора звучала гордость победителя!

Ав тот день надувная лодка марины взяла «Вакаву» на буксир и поставила ее третьим корпусом к яхтам, владельцы которых, как и я, не захотели платить по 100 долларов в день. Простоял я так только сутки. Рядом освободилось место у стенки и я перешвартовался к ней. Кстати, стоять в Хорте можно совершенно бесплатно, или на якоре в заливчике у набережной, или даже в закрытой гавани, но тоже на якоре и чуть в стороне от фарватера. Сразу после швартовки, пошатываясь на твердой земле, пошел к нашим катамаранщикам. Их след уже простыл! В эту субботу, 2 августа, они покинули Хорту.

На этом одиночный переход через Атлантику закончен, дальше, до Крыма, мы уже шли втроем и иногда даже под двигателем, так что данная тема исчерпана. Она, по моему мнению, не совсем правильно обозначена, т.к. фактически Атлантика не была мной пересечена в одиночку, до Гибралтара оставалось еще 1000 миль. Возможно, я переработаю этот рассказ в небольшую книжку, тогда счастливые приобретатели её смогут узнать не только, что оно благополучно закончилось в турецком порту Синоп, но и о тех небольших приключениях, испытанных моей замечательной командой на переходе от Азор до Севастополя и о различных, опущенных мной, туристических подробностях, вроде ужинов в ресторанах и т.п. Обещаю, только в другом топике, описать приключения, случившиеся по прибытию в Украину, с инфарктом, бегством из госпиталя, оставшимся без ужина российским Генконсулом, нелегальным пересечением вплавь госграницы туда и обратно. Напишу о международной политике, под жернова которой я угодил, о бывших моряках, ставших капитанами порта и переставших быть моряками, и о переставших быть моряками таможенных агентах, бросающих суда и команды на произвол судьбы. До встречи!

Комментарии статьи(0)

Еще нет комментариев. Будьте первым!

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии Вход