Часть 4: Santo Domingo - решение пересечь Атлантику

Впервые подходили к этому городу так близко и в дневное время. И это было ужасно! Карибское море у берегов столицы напоминало гигантскую свалку, немного, совсем чуть-чуть, разбавленную водой. Мы с трудом, в последний момент едва увернулись от плавающего холодильника! Может у них там и топоры умеют плавать? Но врать не буду, не видели. Вообще, если не смотреть под ноги, город с моря выглядит достаточно красиво, с современными высотными домами (это в опасной сейсмической зоне!), с набережными, вдоль которых на много километров высажены ряды пальм, почти весь берег защищен бетонным парапетом. Понятно почему: глубина в 3-х кабельтовых от берега - 200 м. Это потом я спрашивал у многих жителей этой страны, принадлежащих к разным сословиям, об их отношении к американской оккупации в 1975 году. Двух мнений я не встретил – оккупация стала благом для их страны, способствовала экономическому развитию, дала населению работу и т.п. Если бы не она - «вы посмотрите на Кубу, нет, даже на Гаити – вот наша судьба». К американцам относятся с исключительным уважением.

Заход в марину представляет собой узкий вход в дельту реки (не спрашивайте у меня ее названия), затем, метров через 150 (здесь моряки меня поправят – почти через кабельтов, а может в реке и для океанской яхты возможно измерять расстояние в метрах, не знаю), поворот налево на 90 градусов и там уже метрах в 300 – марина. Не берусь оценить скорость встречного течения, но оно довольно заметно. Не представляю, как туда заходят океанские пассажирские лайнеры и грузовые суда. И даже выходят оттуда! Нам было очень трудно. И вот почему. Мы проскочили входные знаки и добежали до поворота очень лихо, с попутным ветром и под спинакером. Еще до входа приготовили к подъему геную, с намерением прямо на повороте смайнать спинакер и вознести геную к верхушке грот-мачты, тем более, что на этом повороте река становится чуть-чуть пошире. Маневр этот нами был ранее проделан не раз и в способностях своей команды я не сомневался. Но кто бы мог подумать, что этот подлый спинакер заартачится и его чехол застрянет где-то на ¼ высоты. Нас сносит к берегу.

Чтобы упростить уборку спинакера существует несколько способов, один из них - "чулок" на топовом углу спинакера, который может опускаться вниз, сворачивая спинакер внутрь себя

Кричу Максиму, чтобы бросал спинакер в воду, не понял он меня, этого мы с ним еще не проходили, креплю руль в максимальном положении налево и бегу отдавать спинакер-фал. Попутно объясняю Максиму, что нужно поднять спинакер на палубу, опустить нок спинакер-гика и поднимать быстро – быстро геную. Все это на бегу от грот-мачты к кокпиту. Я уже за рулем, физически не работаю и имею время оглядеться. Картина безрадостная: Максим, как мне кажется, недостаточно споро управляется с парусами на баке, а сносит нас прямехонько на младшего брата Военно-морской базы «Кальдерас». По причалу уже снуют люди в такой знакомой нам форменной одежде, готовые принять «Вакаву» в свои объятья. Только не это!!! Мой мат в адрес Максима достигает крещендо! Интересно, почему я ругаю Максима, а не себя самого? Капитаны меня поймут, ведь мы же всегда правы, не так ли?! Генуя ловит ветер и в метрах в тридцати от дружественного причала «Вакава» вначале остановилась, а потом медленно-медленно стала стала уходить, вписываясь в фарватер и развернув нас не самым привлекательным местом к друзьям из венесуэльских ВМС. Конкретно эти парни такого отношения не заслужили!

Ширина реки в этом месте метров 100, ну может 120, но 20 м занимают расположенные слева большие суда у причала. И ветер тоже слева, эти суда выше наших мачт, а за ними еще и Колониальная зона, выше этих кораблей. Мы имеем левый галс, галфвинд, значит снос вправо и прижиматься к правому берегу, ловя ветер, не можем. Нас вынесло к марине только неуёмное желание оказаться как можно дальше от гостеприимных доминиканских военных моряков. Свободное место в марине просматривается, мы проходим выше, делаем разворот фордевинд и четко подходим к швартовному бую в левентике. Я уже Максима ругать перестал, новых поводов он не даёт. Зацепились за буй, и тут как тут мужик на резиновой лодке, берет наш кормовой и тянет его на берег. Оказался главным по марине. $25 в сутки с водой и энергией, $12,5 - без ничего. Водой мы запаслись еще в Кальдерасе, аккумуляторы заправили у земляков на судне и в условиях, когда расход энергии только на освещение каюты вечером и на зарядку ноутбука, её пополняют достаточно три солнечных батареи на нашем спейхуде. В этой марине мы остались стоять за полцены. Вечером в ресторанчике при марине мы почувствовали себя по-настоящему свободными. Вообще-то мы лично пользовались свободой уже давно, этим вечером мы почувствовали, что действительно сроднились с нашей, также ставшей свободной, яхтой. На календаре было 29 апреля 2008 года.

Марина Санто-Доминго оказалась достаточно большой, с прилегающим обширным парком, с двумя ресторанами, водой и электричеством. Вода в реке грязная с плывущим мусором, который собирается вокруг лодок. За забором панель, самая настоящая, почти как в Амстердаме. Надо отдать девушкам должное – не пристают. Может я уже достиг того возраста, что со мной ни за какие деньги? Страдая комплексом неполноценности, молча прохожу мимо. А прохожу я, в основном, держа путь на фирмы, отправляющие мою яхту в Европу. С радостью известил их о том, что яхта уже в Санто-Доминго и пора бы приступить к изготовлению кильблоков. «О, кильблоки для нас - раз плюнуть, надо подобрать корабль и согласовать стоимость перевозки». Поставили в известность нашего грека на предмет местонахождения яхты. «Может, все-таки разберемся с двигателем, да и оплатить вашу работу надо». Но механика мы так больше и не увидели, видимо, страх перед этим загадочным мотором перевесил их жадность.

А для Максима, его жены и детишек все сложилось наилучшим образом. Я убедил его, что с отправкой яхты все будет в порядке, это вопрос только времени, он и сам был свидетелем всех наших переговоров, а потому надо ему улетать в родной Комсомольск-на-Амуре, здесь я и сам справлюсь. Предотъездное настроение несколько подпортило знакомство с тарифами на авиабилет, самый дешевый из которых стоил $1200. Но как раз в этот момент я решил, что пора уже завести знакомство с молодой русской переводчицей, так как контракт на перевозку яхты уже на подходе. А, если быть честным, в Доминиканской Республике напрочь отсутствуют, я уже не говорю красивые, просто хоть едва-едва привлекательной наружности женщины, в отличие от Венесуэлы, России и Украины. Телефон привлекательной россиянки нам дала незаменимая во всех вопросах секретарь Консула. А уж переводчица снабдила телефоном представителя «Трансаэро» в г. Punta Cana, туристской Мекке россиян. Аэробус летает в Москву еженедельно по четвергам, стоимость перелета 600 баксов, только вот свободных мест на нем бывает 3-4, и, если мы оплатим перелет прямо сейчас, т.е. 2-го мая, 15-го мая получим билет прямо в аэропорту перед вылетом. Тариф вдвое дешевле заставил отодвинуть в удаленные уголки сознания память о МММ и о прочих российских аферах.

В один из дней, представитель фирмы-перевозчика обрадовано сообщил нам, что судно уже вот-вот будет и нам нужно перейти в другую марину, на северной окраине города, прямо рядом с Haina Occidental Port. Мы с Максимом попрощались со всеми новыми друзьями в этой марине, помахали ручками девочкам на панели и под парусами с попутным течением легко вышли на простор Карибского моря. Этот путь мы уже проделывали по дороге в Santo Domingo, только столкнулись с небольшими трудностями при входе в акваторию порта, который расположен тоже в дельте реки, но уже другой. Вход узкий, ветер узлов 15 и чисто встречный. Вдалеке, на расстоянии кабельтова 1,5 – 2 видны вехи, ограждающие фарватер, прямо по направлению ветра от входа. Ясно, что в лавировку мы по этому узкому фарватеру не пройдем. Решил попробовать заход вдоль дамбы, ограждающей порт. Иду метрах в 20 от нее, галфвинд правого галса, контролирую глубину по эхолоту. Расчитываю облизать зеленый входной створ и в бейдевинд войти в гавань. Глубина 4-5 метров, нормально. В гавань зашли, как и хотели. Ай да молодцы! Но в гавани, сразу после входа, из воды густо растут какие-то столбы, мы пробираемся между ними, как зайцы, делаем один поворот оверштаг и приближаемся к камням дамбы на противоположной стороне. И здесь, полностью соответствуя квалификации капитана, оказываемся в ситуации, когда и если мы закончим второй поворот оверштаг, мы упремся прямо в один из столбов. Принимаю решение: остановиться в левентике рядом с камнями, Максим выпрыгивает на берег с носовым швартовным, этим канатом буксируем яхту вдоль берега подальше от этих дурацких столбов и затем возобновляем лавировку. Задачу облегчает полное отсутствие волнения и затрудняет приличный ветер. Свободный причал в гавани мы уже присмотрели.

Максим лихо выпрыгивает на камни не замочив ног, мысленно его хвалю и тут же громко, во весь голос матерю. Велик ты, русский язык! Я никогда не подозревал в себе способности придумывать такие конструкции. Максим упустил канат! Опять, получается, виноват он! Яхта с достоинством уваливается в направлении открытой акватории порта, я пытаюсь увернуться от проклятущих столбов и ничего не остается, как только уйти опять в открытое море. По проторенному пути прохожу вдоль дамбы обратно, подхожу к этой дамбе со стороны моря в левентике, беру на борт обиженного Максима и мы повторяем заход, уже зная, что нас там ожидает. Это уже намного проще. Подходим к причалу, у которого стоят только два небольших катера. Это лоцманские. Марина метрах в 400-хстах. Против ветра и течения, ширина прохода метров 100 – ясно, даже с моей высочайшей квалификацией не справиться. А где не хватает квалификации – надо платить деньги. Договариваться с лоцманами стали с отметки 200 $, они оказались мужиками покладистыми и согласились нас отбуксировать до марины за 100. Чувство бережливости ликовало, порядочность чуть-чуть царапала душу – мы же эксплуатируем аборигенов почти за бесплатно! На буксире эти аборигены подтянули нас к марине, перецепили «Вакаву» лагом и аккуратно поставили на якорь кормой к причалу. Марина выглядит очень красиво, но река – сплошной поток мусора, забивающийся между стоящими яхтами. Вода воняет.

Стоимость стоянки – $25/сутки вместе с водой и энергией. Спрашиваем, почему так дорого? «Так ведь у нас тут бассейн есть!». Спустя несколько дней стоянки, у полюбившегося нам бассейна появилась надпись: «Pissina serada», что означает: «Бассейн не работает». Мы с Максом переглянулись, вспомнили про наши кровные 25 баксов и решили, что по испански мы не понимаем ничего. Пока мы плескались в бассейне, все остальные, понимающие испанский язык, глядели на нас с завистью. Табличка стояла все время нашего там пребывания, но нам не мешала. Бассейн позже жестоко отомстил Максиму за надругательство.

Все дни до отлета Макса прошли в приятном ничегонеделании. От скуки спасли совсем неплохой доминиканский ром и встреча с интересным человеком, известным аргентинским художником. Ему уже около семидесяти, к сожалению, забыл его имя и потерял бумажку с контактами, но к моменту, когда окажусь в своем повествовании на Азорских островах, обязательно вспомню. Не хочется сейчас вас задерживать выяснением подробностей. Он помогал перегонять яхту каким-то французам из Luperon, что на атлантическом побережье Dominicana. Французы были не очень контактны, а вот с художником мы подружились. Мне хочется думать, что он посчитал меня интересным человеком, но я не обольщаюсь, видимо я ему был интересен благодаря моим запасам рома. У него есть 9-ти метровая яхта, он на ней живет, путешествуя по миру. Сейчас держит яхту в Luperon в закрытой и спокойной бухте всего за $5 в месяц! На стоянках пишет картины маслом, в плавании – только акварелью или гуашью. Продает в портах прибытия и тем живет. Мы встретимся с ним на Азорах.

14 мая, черная дата, Макс в последний раз решил занырнуть в «serada» бассейн. Нырнул он, как всегда, красиво, но вода в бассейне тут же густо окрасилась кровью. Он ударился лицом о дно и получил перед отлетом настоящую боевую раскраску индейца. Фото прилагается. Решили, что в Комсомольске, зная его характер, никто не поверит в такую прозаическую версию и на следующий день на 200 километровом пути в аэропорт Punta Cana мы придумывали триллер о схватке российских наркодиллеров с доминиканскими конкурентами.

Международный аэропорт в Punta Cana – уникальнийший в мире. Снаружи – какие-то домики под тростниковыми крышами, напоминающие хижины. Экзотика! Внутри – каменные плиточные полы, вполне современное оборудование, дворик под открытым небом с фонтаном, пальмами и мягкими креслами. И, что особенно приятно, встретил нас с билетом представитель «Трансаэро», проследил, чтобы не возникло у Макса никаких инцидентов при посадке с его, внушающей подозрение мордой. Обычный хороший сервис, но вдуше – огромная благодарность. Не кинул!

После отлета Макса выяснилось, что отправить свою яхту я могу только на судне-контейнеровозе. Конечно, яхта поедет на самом верху, но занимать будет минимум два места, если её поставить немного наискосок. Отсюда и стоимость – 35 тыс. долларов. Вот и факс с расчетом аж из самой Италии. Этот образчик кидалова я до сих пор храню как память. «Невозможно отправить из Доминиканской Республики яхту просто на палубе какого-нибудь сухогруза! Но мы работаем, постараемся снизить цену». И вы, и я знаем незабвенный лозунг: «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих!». Я пошел в Haina Occidental Port на стоящий там турецкий сухогруз и переговорил с капитаном. Он, гад, хотя и турок, а все равно идет только до Генуи. Яхту на палубу взять не проблема, но об этом надо договариваться с судовладельцем через агента в Dominicana. Агентом оказалась одна из знакомых мне фирм. На этой фирме все очень обрадовались, что моя проблема так просто может быть решена. Они стали работать в этом направлении, а я уговаривал их начать делать кильблоки. Предъявили мне стоимость в 15 тыс. долларов, но, имея опыт торговли с лоцманами, мне удалось её снизить до 10-ти. Стукнули по рукам и сели сочинять контракт. За это время турок уже ушел, а из контракта выяснилось, что, при стоимости перевозки в $10 тыс., отдельно плата за кильблоки и погрузку – 3 тыс., а за выгрузку в Генуе и растаможку – тоже отдельно и сколько Бог на душу положит.

Помните, в начале своего рассказа я писал, что большая мечта обязательно исполнится? Будьте осторожны со своими мечтами! Я уже не хотел идти через океан в одиночку, но что мне оставалось делать? А что бы вы сделали на моем месте? У меня жадность победила благоразумие! Я отоварился продуктами и ромом, залил танк водой и взял 30 л воды в баллонах, забил все свои 3 холодильника льдом (они сохраняют продукты 4-5 дней), записал маршрут движения до Бермудских о-вов и пошел сдаваться погранцам и таможенникам. В таможне девушка позвонила по какому-то моему вопросу начальнику и в разговоре отметила, что я не говорю по-испански. Как я возмутился! «А на каком, по-вашему, языке я разговариваю с вами? Если я не говорю по-испански, значит, это вы не понимаете испанского языка!». Таможня каталась по столам от хохота. Осмотр был поверхностным. Меня провожал один пограничник, одна таможенница и начальник марины. Отдав кормовые концы, я подтянулся к якорю и поставил растравленными грот и бизань, приготовил к подъему геную. Ветерок был слабый, узла 2-3, но попутный на выход. Это был мой первый опыт в одиночку за последние 20 лет. Кто-то здесь спрашивал, как я управляюсь с парусами один, потому и стараюсь описывать это подробно. Выбрал якорь и, пока яхта медленно поворачивалась в дрейфе, поставил геную. В таких условиях и младенец справится. Подошел к порту и здесь, стесненный с двух сторон стоящими у причалов судами, потерял попутный ветер, он стал дуть с галфвинда, а из-за высоких судов, вблизи них – становился встречным. Пришлось идти в короткую лавировку и тут я пожалел, что поставил геную, с ней управляться труднее. Но течение помогало. Вышел в Карибское море и решил не идти по фарватеру, путь-то вдоль дамбы знакомый, три раза уже здесь проходил. Ветер встречный, узлов 5. Получаю удар килем о подводный камень. Хорошо, что скорость небольшая, из-за бейдевинда какой-никакой крен. Сразу перестаю себя чувствовать покорителем морских просторов и превращаюсь в перворазника, каким на самом деле и являюсь. Эхолот показывает 4 метра. Я ему не верю, делаю резкий поворот на знак ограждения фарватера и огибаю его как настоящий океанский лайнер.

Luperon марина.

Еще раньше я решил, что буду огибать о.Гаити, на котором расположена Доминиканская Республика, с юга. На востоке страны, на атлантическом побережье, есть уже известный вам г. Luperon (судя по карте, на севере страны - прим. редактора) с его почти бесплатной мариной. Ходу туда от Santo Domingo суток 3-е. Если за эти трое суток я почувствую уверенность в управлении яхтой в одиночку, я пойду дальше, если будут сомнения – оставлю «Вакаву» в Luperon и полечу в Москву за дополнительными деньгами и помощником. А пока иду вдоль Santo Domingo крутым бейдевиндом со скоростью узла 2-3, руль закреплен. Подогрел свой фирменный борщ и с удивлением почувствовал, что надо бы по исконно русской традиции отметить начало безумного предприятия рюмочкой доминиканского рома, но совсем не хочется. Мой ром оставался нетронутым до Бермуд. Было 31 мая 2008 года.

Комментарии статьи(0)

Еще нет комментариев. Будьте первым!

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии Вход